Category: транспорт

pan

(no subject)

Японцы о русских


Русские не любят работать. Работают они только с девяти утра до пяти вечера, а отпуск у них длится аж четыре недели.
В промежутках между отпусками русские уходят в отпуска по болезни. Если у русского насморк или поднялась температура, то на работу он не пойдёт и возьмёт трёхдневный отпуск по болезни, который предприятие ещё и обязано оплатить.
Более того, по беременности и родам русским предоставляется отпуск в несколько лет, и этим отпуском многие женщины бессовестно злоупотребляют, рожая одного ребёнка за другим. В этом им потворствует руководство страны – за рождение второго ребёнка женщине дают 123 тысячи йен. Для России это большие деньги, потому что там всё дёшево. В автобусе, например, можно проехать за 50 йен (16,7 руб. – Ред).

В автобусах люди сидят молча. Даже когда он очень полон, люди всё равно друг с другом не разговаривают. Более того, входя в автобус, русские не здороваются с уже сидящими там пассажирами. Зато если в автобус входит пожилая женщина, ей тут же приветливо кланяются и предлагают сидячее место.
Особенно дёшевы в России арбузы. Поэтому русские покупают арбуз целиком и режут его дома сами. (Арбуз в Японии стоит 3000 йен, то есть, 1000 рублей за килограмм – Ред.).
Если так дела пойдут дальше, то русских скоро станет много, как китайцев.
Русские едят много мяса, а также любят сахар, масло, хлеб и картофель. Рыбу же русские совершенно не любят – в магазинах её даже не продают. Поэтому немногочисленные любители рыбы покупают её на рынке. Вероятно, рыбу русским заменяет икра. Благодаря такой еде, русские крупнее японцев и очень сильны физически.
Русские любят сладкое. Сахар они даже подмешивают в чай. Сладкое дают не только девочкам, но и мальчикам, и потом даже взрослые мужчины могут есть пирожные. При этом мальчик или мужчина, который ест сладкое, ничуть не считается в России женоподобным.
Виноград и яблоки русские едят неочищенными. Бананы, правда, они очищают.
Русская национальная еда это борщ. Готовят его из мяса и свеклы и подают с жареным хлебом. При изготовлении борща не используются химические красители, а малиновый цвет ему придаёт свекла, которая произрастает в южных регионах России, где нет вечной мерзлоты.

В сельском хозяйстве русские до сих пор используют ручной труд, но от иностранной помощи при этом отказываются, не желая делить свою землю с кем-то ещё.

Борщ любят не только русские, но и медведи. Поэтому полиция запрещает на ночь оставлять борщ на улице, чтобы его запах не привлекал медведей из ближайшего леса. Медведей русские вообще не боятся, и могут прогнать их со двора одной лишь палкой. Отловленные в детстве медведи легко приручаются, и некоторые русские держат их вместо собак. Но по городу их можно водить только в намордниках. С медведем без намордника в автобус не пустят.

Русские обладают огромными ресурсами полезных ископаемых, но делиться ими с соседними странами она отказывается, считая, что Сибирь, захваченная ими в XVII веке, принадлежит им безраздельно. В нефтегазовый сектор иностранных совладельцев русские вообще не допускают.
Русское письмо не имеет ничего общего с ни с японским, ни с китайским и внешне напоминает американское. Но даже американцы не понимают то, что написано по-русски.
Русские не любят строить дороги. Дорог в России мало, а в Сибири есть целые префектуры, где дорог нет вообще, и по ним ездят на гусеничных вездеходах. Русские бы и рады построить дороги, но в этом им мешает вечная мерзлота, ведь климат в России даже холоднее, чем на Хоккайдо. Зато благодаря вечной мерзлоте, в России не бывает землетрясений – земля настолько скована морозом, что не может трястись.

Русская полиция ведёт себя очень строго, постоянно делает замечания и никогда не улыбается.
Русские не любят светофоров. Поэтому они у них только в городах. За городом же люди переходят дорогу где попало, и если такого пешехода задавят, виноват будет водитель.
Несмотря на то, что земли в России очень много, русские всё равно зачем-то строят многоэтажные дома. В результате, Москва перенаселена как Токио, а за пределами Москвы раскинулась заснеженная пустыня с редкими деревнями.
Зато все дома у русских отапливаются, и несмотря на лютую стужу, в помещении тепло и можно находиться без верхней одежды.
Русские хорошо говорят по-английски, но японского среди них почти никто не знает.
Большинство русских крайне несдержанно. Если в ресторане заиграет музыка, они начинают танцевать, не стесняясь других посетителей. В ресторанах даже выделяют специальное место для танцев, чтобы вдруг захотевшие потанцевать, не мешали другим ужинать.
Суши-баров в России больше, чем в самой Японии. У входа в суши-бар, как правило, стоит кореец, притворяющийся японцем. Он карикатурно кланяется, зазывая посетителей.
Русские очень любят мангу и аниме, а Наруто более популярен в России, чем их собственный Чебу.japonc1
pan

Станислав Гжесюк. "Нету жизни".

Станислав Гжесюк. "Нету жизни".

из книги "Босиком, но со шпорами"


Эпилог.

Август, 1958 год. Воскресенье вечер. Я сел в трамвай. Я очень торопился на Восточный вокзал и думал о том, успею ли на свой поезд. Задумавшись, я не обратил внимания на компанию, которая стояла на задней площадке.

Когда я услышал за спиной нижние слова, то повернулся и встал так, чтобы видеть всю площадку. Там стояли четверо молодых мужчин и три женщины - все прилично одеты. Никому из них не было больше двадцати. Я заметил, что только двое парней были пьяны. Один из пьяных держал приятеля за рукав плаща, он придвинул лицо вплотную к его лицу и громко начал:

- Да гоните вы эти швабры! - и, указывая рукой на девушек продолжал цедить всё в том же стиле. В это время второй уже порядком нагазированный юноша громко запел, добавляя к мелодии известной песенки порнографический текст.

"Глупые какие-то девахи, что водятся с такими типами", - подумал я. Только через минуту я обратил внимание, что остальная компания абсолютно трезвая стоит молча, а с пьяными никто не разговаривает. И только эти двое разными словами цепляются к девчонкам.
"Очаровательные молодые люди,- подумал я - Выпьет такой рюмочку, а шуму наделает, как будто выпил пол-литра". Вскоре вся компания начала продвигаться на переднюю платформу вагона. Женщины первые, пьяные за ними. Когда один из них был уже в переднем вагоне, второй потянул его назад, говоря:

- Оставь ты обсосок этих...

А через минуту, грустно оглядев всю компанию, добавил:

- Фраера, деревяшки...
- Пусти меня, мне ещё с ними поговорить охота, - упирался первый.

Трезвая часть компании прошла вперёд, я сел тут же у площадки, а весёлые ребята остались одни.

- Эх, я бы там пошёл туда, к ним... - начал снова один из пьяных. ...И сказал бы им так, что должны ж вы наконец обидеться, а?

- Такие вот и обидеться-то не сумеют, - ответил другой. - Так их шугануть, как я шугал, и даже слова ни один не сказал, понимаешь? Пусть бы только попробовали сказать... Вот он, кулак-то, смертью пахнет, и не стоит с ней знакомиться!

На остановке вошла молодая женщина и, стоя на площадке, платила за проезд.

- Иди,птичка, к нам, тебе с нами будет весело, - сказал один, дёргая её назад. Одной рукой он обнял её за шею, а другой обхватил за талию. Женщина вырвалась и входя в вагон, заметила:

- Что вы дурачитесь?! Как выпили, так и надо у себя дома сидеть.

Тогда один из них послал ей вслед хитро сплетённый "букет", а второй снова запел песенку с порнографическим, скорее всего им же самим и придуманным текстом. Не было в этом тексте ни ладу, ни складу, а одно только хамство. Женщина заплатила за проезд и прошла вперёд по вагону.
В задней части вагона остались только я, спиной к площадке, и кондукторша, а на ступеньках "молодёжь", которая "развлекается"

Нету жизни! - услышал я голос за собой. - Нету жизни! - снова повторил он через минуту. Collapse )

Предвоенные рассказы Гжесюка можно найти в этом журнале по метке "Босиком, но со шпорами"

Странное судебное заседание

Похороны отца
pan

Из рассказов Веха. Битва в трамвае

Пятое колесо у телеги, рыбке зонтик, зайцу стоп-сигнал, согласно народным пословицам, вещи избыточные непонятные и ненужные, а потому могут стать причиной замешательства. Однако всё это вместе взятое не может вызвать столько замешательства, сколько одна пьянь в трамвае.
Доказательством выдвинутого выше тезиса может послужить ниже приведённый факт.

По улице Торговой шёл переполненный до краёв трамвай маршрута 21. Среди толкущихся на задней площадке пассажиров старался занимать как можно меньше места пан Станислав Ковальский, возвращавшийся, чего уж там скрывать, с именин приятеля, проживавшего на Новом Брудне.

Чувствовал себя пан Станислав настолько замечательно, что рад был целый мир прижать в своей груди и напоить водкой. Он выручал кондуктора, давая за того сигнал к отъезду трамвая, объявлял остановки, допуская при этом незначительные ошибки, например, вместо «Виленский вокзал» закричал: «Памятник Мицкевичу», чем окончательно дезориентировал нескольких пассажиров. Несмотря на всё это, был он, однако, неслыханно вежлив, радушно приглашал всё новых и новых пассажиров садиться в трамвай, а желая, чтобы в нём поместилось как можно большее количество людей, решил стоять на одной ноге.
Это замечательно удавалось ему несколько минут, но в какоё-то момент трамвай дёрнулся, и нога пана Станислава с силой парового молота опустилась на чью-то лакированную туфлю.

- О Господи! Моя мозоль! – закричал страшным голосом побледневший сосед пана Станислава с левой стороны и наотмашь залепил в правую челюсть ни в чём неповинному пассажиру, державшему под мышкой соковыжималку.

Побитый пассажир провёл рукой по лицу и спросил обладателя мозоли:

- А вам, уважаемый, чего собственно надо? И что это без объяснений сразу бьёшь, пан, по морде?

- А ты, уважаемый, по какому праву роняешь мне выжималку на ногу?

- Чтоб тебя так гром разразил, как моя выжималка упала. Я только что из ремонта инструмент везу и буду ронять?!Логики у тебя нет!

- Чего у меня нет, обалдуй?

- Логики.

- А ну возьми назад такое слово!

Collapse )

Другие рассказы Веха

О творчестве Веха. Сардинки дешевле

Солянка из галантереи

Фотогеничный лыжник

Кошерный казак

Зловещий рассказ