Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

pan

Из рассказов Веха. Фрак Богуславского.

Фрак Богуславского.

Среди толп варшавян, осматривавших свежеоткрытый памятник Войцеху Богуславскому, стоял низенький, щуплый, скромно, но старательно одетый пан с бородкой клинышком. Время от времени он украдкой бросал быстрый взгляд на статую патриарха польской сцены и тотчас же молниеносно опускал глаза в землю, как будто от стыда.

- Ну что, ничегошный себе памятничек, уважаемый? – спросило его внезапно какое-то корпулентное благородие с пшеничными старопольскими усами.

Пан с бородкой клинышком вдумчиво посмотрел на пана с усами и ответствовал с едкой иронией:

- Так, вы считаете? Оченно может быть, но по-моему так затурканный и замурзанный, как редко что.

- Это с какой точки зрения?

- С артистической.

- Я с вами не соглашусь, уважаемый. Подкладка под ним, как положено, личность обработана, как живая. Разве только то, что в Беляньскую улицу смотрит. Но кажется, он директор театра был, а этим значится, он и должен туда обращать внимание, откуда больше всего публики в заведение приходило. На Белянской евреев больше всех. А известное дело, что евреи из всей публики наибольшую фраквенцию осуществляют. То же самое, считай, и в иллюзионах.

- Да мне совсем не об этом дело. Я, как профессионал, не могу смотреть без стыда в глазах на это издевательство над фигурой.

- А вы, уважаемый, по профессии будете каменщик?

- Упаси боже, портной я, и с этим фраком меня прямо холера разбирает. Ты смотри, пан, что тут делается. Жилетка без вытачки и слишком длинная. Грудь отстаёт, словно клиент арбуз за пазухой держал. Воротник отсаженный назад. Пуговицы, как блюдца. И это называется варшавская работа! Артиста так одевают и на театральной площади ставят, где, что ни день, экскурсии из провинции ходят?

- Но ведь, это был, так называемый «отец польского театра», и в то время так люди и носились.

- Ты мне, уважаемый пан, таких вещей не говори. Отец не отец, а пожилой человек тоже может одеться без упрёка. А так, стыд на всю Варшаву. Я уж час тут стою, и всё не могу успокоиться.

В глазах пана со старопольскими усами отразилось сочувствие, после недолгих переговоров он подхватил безутешного мастера портняжного искусства под руку, и оба исчезли из вида на улице Короля Альберта.

А когда часы на башне ратуши пробили первый час по полуночи, постовой, стоящий перед ратушей, с недоумением заметил, что две подозрительные личности приставляют к новому памятнику стремянку, после чего один из них быстро на неё взбирается.
Постовой подбежал и спросил:

Collapse )

Вех против анкоголя

Одна рюмка
Дунь, пан, в трубочку
Газировка под селёдочку

Другие рассказы Веха

О творчестве Веха. Сардинки дешевле

В дипломатическом квартале

Ромео и Джульетта с электрическим приводом

Хотелло

Так вы не Гитлер!

Голос отца

Сочельник скитальцев. Рождественский рассказ

И многие другие под меткой "Вех" в этом журнале
pan

Из рассказов Веха. Ромео и Джульетта с электрическим приводом.

Из рассказов Веха. Ромео и Джульетта с электрическим приводом.


Публика любит спектакли про любовь и похороны. Так вот наши театры и представляют нам раз за то и дело этого самого «Ромео и Джульетту». Но поскольку что данный спектакль проигрывается на сцене кажется добрых пару сотен лет, то немножко нам уже примелькался. И поэтому с каждым разом необходимо вводить улучшения.

То же самое было и этим разом. Собрались артисты театра во Дворце Культуры и Науки на производственное совещание и давай медитировать, что с этим фантом делать.

- Может, ввести на сцену танцы хороводные и народные?- говорит один.

- Да что ты, с ёлочки сорвался? Ведь это уже было! В «Роме» весь спектакль от начала до конца оттанцевали. Джульетта умирала в вальсе в третьей паре, и даже капуцин на венчании чечетку на месте рубил.

- И правда, это у меня из головы вылетело. Ну так может радийным способом? Джульетта на балконе мечтает в один микрофон, а Ромео внизу отчитывается в другой.

- Ах ты ж жертва утраты памяти, ведь то же самое уже было, причём здесь, за стеной в Зале Конгресса, когда театр «Экспресс» спектакль ставил, декламаторшу Марью Малицкую специально для этого из города Лодзи выписывали.

- Фактически, чтоб мне в жизни ничего хорошего не видать, забыл я.

- А может на каруселях? – отмечает робко одна артистка. – Ромео и Джульетта с электрическим приводом, значится.

- Этого действительно ещё не было!

- Ну так давайте!

Позаимствовали в развлекательном месте три карусели, притащили в театр, поставили на сцене и «поехали»!

Фактически, есть на что посмотреть, когда Ромео после убийства некоего Тибальда задвигает влево на одной карусели, а старосветские мусора на другой гонятся за ним вправо, и таким Макаром никак не могут его подкараулить.

Я не буду тут пересказывать всего хода действия, поскольку кажный хотя бы более-менее закалённый в театрах варшавянин знает этот спектакль наизусть по кусочкам. Обозначу только по поводу, что декорация тоже на каруселях ездит и всё время в движении, так она обязана для лёгкости быть только по частям. Например, жилищем Юлька не располагает, то есть полного дома у неё нету, а только лестница и одна стена с окном. За форточку держится и таким манером обращается к Ромео с любовной речью. А сцена на балконе у неё происходит без балкона условно, наверно потому, что если бы вместе с таким балконом карусель начала крутиться, душнота с девушкой могла бы произойти.

Collapse )


О творчестве Веха. Сардинки дешевле

Газировка под селёдочку

Хотелло

Так вы не Гитлер!

Голос отца

Дунь, пан, в трубочку

Сочельник скитальцев. Рождественский рассказ

Драма в манеже

Фотогеничный лыжник

Кошерный казак

И многие другие под меткой "Вех" в этом журнале
pan

Из рассказов Веха. Хотелло.

Дляmutatiospiritus

Из сборника театральных рассказов "Шуры-муры с Мельпоменой"

Хотелло

Пан Пецык - пламенный театрал. Я знал об этом с давних пор, а потому встретивши его в буфете на спектакле "Почтительная потаскушка", приветствовал его без удивления шаблонным вопросом:

- Ну и как вам нравится эта пьеса?

- Негры модные! - ответил пан Теось, затягиваясь сигаретой.

- Что?

- Ничего, говорю, что негры в настоящее время в моде. В какой театр, пан, не соберёшься, двое-трое обязательно негров из себя на сцене представляют, в самом крайнем случае один. Похоже артисты, что их играют, от чёрной краски не мылись уж пару месяцев - им мытьё не окупится, потому как они знают, что в следующем спектакле им снова неграми быть. Жёны им дома цирк закатывают, в постель пускать не хотят, но терпят, и ни один не моется. Фактически, ведь слишком много у них бы было работы, чтоб отскребаться и по новой мазать. А так вставит один-другой башку в печь, сажей напудрится и готов на сцену!

И это не только в Варшаве, в провинции у тебя ведь то же самое. Пару дней тому назад побывал я с частным интересом в городе Лодзи. Дружок вытащил меня в театр, ну по дороге мы немножко опоздали, входим в зал в темноте. Занавесь уже была поднята, осматриваюсь я по сцене, смотрю - вот он, негр! Правда один, но зато толще других, в пожилом возрасте, и как потом сказалось, генерал!
Стоял посредине и речь толкал, другие артисты были священниками попереодеты, а один в белом навроде Римского Папы.
Дело состояло в том, что турки ему войну объявили, а что духовенству не к лицу самим нарываться, так и наняли себе ксендзы этого негра, чтобы он за них с турками разобрался. А назывался он, заметь, пан, себе, Хотелло из-за того, что негры в иностранных отелях чаще всего служат у двери звонярями, то есть швейцарами.

- Ну всё-таки, пане Теось, не Хотелло, а Отелло звался шекспировский герой, которого вы видели, и никакое не духовенство это было, а венецианский сенат с одетым в белое дожем.

- Возможно, только тут дело не в этом, а в том, что хам!

- Кто?

- Ну, этот, негр. Так нас с дружком рассердил, что уж мы хотели к нему подняться, на сцену зайти, и дружескому обхождению его научить, алиби выписать. Его счастье, что мы на галёрке сидели, а не то пришлось бы дирекции публике деньги за билет возвратить, если бы главный артист в больнице оказался, ну да об этом потом.

Достаточно того, Collapse )

Другие рассказы Веха

Театральные рассказы. Отдай корону!

рассказы из жизни Варшавы и варшавян:

О творчестве Веха. Сардинки дешевле

Так вы не Гитлер!

Фирма "Кукла". Экскурсия по Варшаве

Международные вышибалы

Холостяцкое несчастье

Голос отца

Дунь, пан, в трубочку

Сочельник скитальцев. Рождественский рассказ

Охота на клопа

Драма в манеже

Фотогеничный лыжник

Кошерный казак

Зловещий рассказ

И многие другие под меткой "Вех" в этом журнале
pan

Из рассказов Веха. Кошерный казак.

Кошерный казак

Ничего удивительного, что такую неслыханную сенсацию в известном среди гурманов ресторане на улице Заменгофа учинил маленький брюнет в роговых очках. Он выпил пять рюмок водки под один маленький кусочек гусиной печени.

Но это было только начало. Через минуту таинственный посетитель сел за самый большой столик в центре зала и бросил официантам:

Подавайте уже эти пипки с тарталетками, туда же бараний бок с перловкой и независимо от того филе индейки с гороховым пюре! И само собой разумеется алкоголю, то бишь водки, мать вашу, самой лучшей, холера! Я уже гуляю, желаю-таки с ума посходить! Давай быстро рыбкой на кухню, чтоб одна нога здесь, другая там! Или я сию же минуту пойду разбивать зеркало за 20 злотых бутылкой шампанского в мелкие дребезги! Да так, чтоб потом об склеить и речи не было! Я Михаил Фёдорович Шелехов, чтоб вы знали! Лейб-гвардии штабс-подпоручик самой тяжёлой артиллерии. Великий князь и природный петербургский казак! Вишь, чё могу сделать? С револьвера лично буфет расстреляю, ну и буфетчице уже чего-нибудь отстрелю! Это для меня, можно сказать, мелкие детали, вроде как ничего.

Хозяин заведения, господин Давид Зимородер с удивлением слушал эскапады необычного гостя, но, видя, что тот своих угроз выполнять не собирается, решил обратить всё в шутку:

- Ваше сиятельство изволили меня так попугать, чтобы всё было в лучшем виде пунктуально подано и счёт небольшой. Милая шутка. Дорогой вы мой лицедей, остроумец дамский, кошерный казак!

Тут содержатель ресторана игриво ткнул гостя в бок.

И внезапно случилось что-то совсем неожиданное:

- Ты на кого пошёл тыкать грудную клетку?! Самого первого погромщика! Ты с кем, уважаемый, шуточки отважился шутить? Я тебе сейчас покажу, где раки зимуют!

Тут князь Шелехов вытащил револьвер и начал лупить из него во все стороны. Что было дальше, словами не описать. Достаточно сказать, что заведение внезапно опустело, а уже несколько минут спустя было окружено и оцеплено при помощи местного постового.

Князь Шелехов после опознания оказался Моней Зальцем, статистом из труппы еврейского театра. В этот вечер он и вправду исполнял в еврейском театре немую роль князя Шелехова в кровавой исторической драме из истории царской России «Дер русский молодец». И так он этой ролью проникся, что забравши из реквизиторской револьвер с холостыми патронами, расстрелял всю обойму, причинив дирекции ресторана ущерб на 2 злотых и 50 грошей.

Понятное дело, он лишился работы, а вдобавок за скандал в публичном месте был приговорён районным судом к трём дням ареста.




Подробнее о творчестве Веха и его рассказах
pan

Пётр Мамонов - победа над страхом в кривом зеркале

Пётр Мамонов "Звуки Му, Мальчик Кай, Мыши и Снежная королева" на сцене театра им. Станиславского.

Конечно никакого Андерсена в чистом виде нет, как и Гофмана, впрочем, нету тоже. Есть те ассоциации, которые попрождают эти образы. Ассоциации и мысли. Эти мысли и есть мыши, которые носятся в его Мамонова голове. Всё как всегда. Песни и монологи Мамонова текут как река, подряд без всякого видимого сюжета, но с чёткими ассоциациями. Снежная королева - это балерина на лыжах в блестящем костюме, мальчик Кай - это нескладного вида толстый лысеватый и удивительно пластичный клерк в костюме,к которому поперёк прикреплены торчащие из спины и из живота крылья...
А есть ещё и человек-яйцо с огромным яйцом на голове. Все они молчат. Они танцуют, падают, зажигают на сцене огоньки, гребут в зёлёной байдарке, играют в шахматы, ловят Мамонова на спининг, но молчат...

А он то мечется по сцене, то семенит, раскачивается и взмахивает руками, удивительно точно копируя неловкую пластику парализованного человека, то поёт под гитару, то кричит во всё горло так, что закладывает уши, то декламирует нарочито нормальным отстранённым голосом, то плачет, то смеётся. Он пытается с ними общаться, но они слепы и глухи, они лишь фон для его песен и монологов.

Он снова - уже в котором спектакле подряд - маленький человек, которому хочется солнца, хочется тепла, любви, хочется понять, что ему хотят сказать, но его никто не слышит и не понимает, и он снова поёт песни и читает монологи-сценки, кричит, бьётся и хочет. Хочет и боится. И в этом предельном, кричащем желании не быть одному, любить и быть любимым он отвратителен. Как отвратителен наш страх одиночества. Как отвратительны мы, когда пытаемся отгородиться "важными делами" от себя и других, как отвратительны, когда ХОТИМ!!! Хотим быть счастливы любой ценой, а если мы не счастливы, то нам себя ОЧЕНЬ ЖАЛКО!!! Пётр Мамонов не презирает зрителя ине издевается над ним, он просто открыто показывает метания одинокой больной души, песнями, шёпотом и криком атакуя зрителя в лоб.

Как юродивый, "сумасшедший дурачок", который принял на себя долг говорить непрятную и некрасивую правду дурачась, чтобы потом вдруг абсолютно нормальным голосом поговорить о жизни. И тогда обрывки бредовых метаний складываются в удивительно простые мысли и желания, которые ни один "нормальный" человек не покажет в открытую.

А юродивый певец и актёр делает это за нас. Песнями, танцами, монологами, полными ярких, запоминающихся цитат, приводит которые смысла нет - это слышать надо!
И наконец страшным криком.

Смотрите на себя, преисполненные своей важности интеллигенты, мелкие чиновники, просто бегущие и не замечающие ничего за повседневными делами люди, которым дела нужны для того, чтоб ничего за ними не замечать. На самом деле вы просто одинокие маленькие дети, которым хорлодно и страшно. До тех пор, пока вы сами боитесь, потому что вам удобно жалеть себя, удобно бояться, хотя всем нам очень жалко друг друга. Юродивый актёр, танцор и певец - ваше кривое зеркало. И он просто показывает это. Абсолютно безжалостно, но с состраданием какого-то другого уровня.

Больше часа идут номера, в которых сам Мамонов, то отталкивающе страшен, то по-детски жалок, то смешон до изнеможения. Потому что победить страх можно только испугавшись до такой степени, что дальше бояться уже не можешь. До смерти. Ведь мёртвые не боятся, они уже не чувствуют то, от чего "умерли". Это не клоунада. Это не бред сумасшедшего. Это жизнь в картинках наизнанку. Это работа хирурга. Её выдерживают не все. Человек 15 на моих глазах из зала вышло. Но те, кто выдержал до конца получают в награду несколько уморительно смешных и просто (вдруг после час метаний и истерик)спокойных и добрых монологов, некоторые из которых перекочевали в новый спектакль из старого "Шоколадного Пушкина". И ощущение спокойной доброй силы. Потому что одиночества можно не бояться. Если вместе с актёром пройти этот путь до конца через самые отвратительные и смешные собственные ощущения.

Collapse )