?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: дети

Собачье. Детское.

Скажите, вы не видели?
Неужто вы не видели?!
Вчера на телевиденьи
Мой пёс играл собаку!

Играл он восхитительно.
Сначала восхитительно,
А после с осветителем
Мой пёс затеял драку!

И все, конечно, начали
Тут все, конечно, начали
Кричать и топать начали.
А пёс мой был в ударе.

Спросил он: "Угрожаете?
ОВЧАРКЕ УГРОЖАЕТЕ?
Ну вы сейчас узнаете...Collapse )

Другие памятные детские стихи

Морис Карем. Пальто.
Про воблу в журнале
Андрей Усачёв. Монстры.
Тим Собакин. Последний бегемот.
Сказание о храбродом добродыре Мурье Ильемце

Кстати, о собаках

Бой против собаки. Защита и самооборона.
Это фрагмент «последней лекции», прочитанной в университете Карнеги-Мэллон, с которой специалист по компьютерным технологиям, доктор Рэнди Пауш затем выступил на телешоу. Изначально он написал текст этой небольшой лекции как завещание для своих троих маленьких детей. Но с тех пор прошло почти полгода, и с различными полными и сокращёнными версиями лекции Рэнди Пауша ознакомилось уже более шести миллионов человек.

Дело в том, что доктор Пауш сейчас смертельно болен неизлечимой формой рака поджелудочной железы и не скрывает, что счёт его жизни сейчас идёт уже на месяцы. Именно поэтому последнюю лекцию он решил прочитать о жизни и о мечте. О той радости, которую даёт человеку в жизни стремление воплотить детскую мечту.
Как это помогает жить (и смотреть в лицо смерти)

В сущности в том, что говорит Рэнди Пауш, ничего необычного нет. Но собранные воедино наблюдения и выводы, сделанные на пороге смерти, превращаются из набора банальностей в удивительное свидетельство даже не мужества, а скорее доброты, честности и житейской мудрости. Пусть кого-то покоробит лёгкая бравада обречённого человека с отжиманиями от пола, пусть многим покажется, что доктор потому и умирает в 47 лет, что невозможно пробить собственным трудом и волей к жизни всех кирпичных стен, не заплатив за это своим здоровьем.

Но пусть каждый ответит сам, что вреднее: уныние или стремление прожить каждый день, отдавая максимум сил и получая максимум радости, пусть и переходящее в гордость. Гордыни я тут не увидел.

Смотрите, тут есть, на что посмотреть.



несколько тезисов из телевизионного варианта лекции. На памятьCollapse )

Для тех, кого заинтересует полный и менее массовый вариант последней лекции Рэнди Пауша, скажу, что её оригинальную часовую запись можно найти Вот здесь Там, если будет время, интересного не меньше.

Upd Вспомнилась мне старая городская заповедь жизни на улице, которую припоминал Станислав Гжесюк:

kapować nie wolno, skarżyć nie wolno, odegrać się wolno

Ну да, и это то же. С другого края, из другой страны в других условиях, но то же...
Есть в Японии такая детская передача "Питагора Суичи", больше всего похожая, судя по всему, на нашу "Абэвэгэдэйку". Ведут её два комика Ямада Казунари и Кикучи Хидеки.
В одной из передач они решили научить зрителей делать зарядку. Для этого Ямада придумал простую маршевую песенку, под которую сначала в одиночку выполнял движения, а затем закрепить пройденное ему помогали Кикучи и случившиеся рядом НИНДЗЯ. Алгоритм марша заключался в том, что каждый маршерующий отставал от другого на одно движение. При этом заканчивали они все вместе. Чтобы не сбиться, проще повторять слова песенки. Выглядит это так:




Алгоритм-марш стал настолько популярен и у взрослых, и у детей, что ведущие "Питагора Суичи" постоянно стали проводить марш-зарядку уже не только с ниндзя, но и просто с японцами самых разных профессий, причём не только со спортсменами: показывали марш с футболистами команды "Кавасаки" и с японскими боксёрами, с японскими пилотами и стюардессами пассажирских линий, и с японскими городовыми пожарными из Токио, которые в конце упражнения бодро кричат вместе с ведущим не стандартное "упражнение закончено", а что-то из серии "звоните 01".

Следующей ступенькой в развитии алгоритмической зарядки после алгоритм-марша стало "упражнение-алгоритм". Выполняется оно уже под другую песенку и требует чуть большей координации и синхронности, чтобы ненароком не получить от соседа по голове. Слова песенки также помогают запомнить движения. "Алгоритм-упражнение" выполняется в версии для группы и в тренировочной версии для троих (версия Ямады).
Впервые ведущие Ямада и Кикучи исполнили "алгоритм-упражнение" вместе с девушками-экскурсоводами токийских экскурсионных автобусов. Само собой на фоне достопримечательностей Токио:



Как и алгоритм-марш, алгоритм-упражнение стало одной из визитных карточек "Питагора Суичи" и её ведущих. Исполнялось оно в программе "Питагора Суичи" точно также с самыми разными людьми. Вот, например,алгоритм-упражнение с японской командой дзюдористов. В одной из передач на канале NHK ведущие выполняли алгоритм-упражнение даже с командой роботов фирмы SONY. И правда - кому же, как не роботам, лучше всех понимать алгоритмы! Но мне больше всех понравилось исполнение алгритм-упражнения на телемлсте с Антарктидой. Там в прямом эфире состоялась Алгоритм-зарядка с японской полярной экспедицией. Полярники старались, как могли.

Детская алгоритм-зарядка из японской телепередачи очень быстро завоевала популярность в мире. Причём главным образом не столько алгоритм-упражнение, сколько именно алгоритм-марш - он проще и появился раньше. В сети масса примеров американского, швейцарского, итальянского алгоритм-марша, который исполняют просто любители, причём, судя по комплекции, даже не любители зарядки. Это скорее акция. Например, в шведском Стокгольме алгоритм-марш делают прямо на площади вот так, пугая охранников и приобщая посетителей картинной галлереи. Глядя на этот вариант, думается, что где-нибудь в Москве или Питере алгоритм-марш или алгоритм-упражнение могут быть поводом довольно солидного ЖЖ-флэшмоба (А если ещё хором петь слова!).

Вообще это замечательная штука для начала дня или для обеденного перерыва.

Если вы окончательно освоились хотя бы с одиночным алгоритм-маршем, рекомендую напоследок посмотреть запись мирового рекорда по алгоритм-маршу. Его установили заключённые тюрьмы Себу на Филипинах. Сначала зарядку делают вместе 24 заключённых, построенных в две колонны, а потом уже все 967 филипинских воров, разбойников, растратчиков и спекулянтов заключённых ходят маршем под японскую детскую песенку. Это впечатляет.

Ну а если японская алгоритм-зарядка, а особенно алгоритм-марш (например, в варианте ниндзя)уже сумели вас утомить за то время, пока вы читали этот пост, то обязательно посмотрите до конца этот мультик-посвящение
Для mutatiospiritus

Сочельник скитальцев. Рождественская история.

- Как там, пане Кролик, празднички обещаются?
- Конечно, не могу сказать, чтобы плохо. Но не то, понятное дело, что до войны, когда в сочельник на столе семь блюд обязано было фигурировать: сельдь почтовая с лучком, грибной суп со звёздочками, щучка по-еврейски, карп в сером соусе, грибы, жареные в тесте, клёцки с маком и кампут.
Теперь стол будет немножечко поскромнее, но опять же не из последних. На первое голандская селёдка по карточкам, с отбитыми яйцами, на второе "Среди ночной тиши", на третье "В яслях лежит", на четвёртое "Прибежали волхвы", на пятое и на шестое ещё две колядки, ну и, понятное дело, на десерт сухофрукты с рынка. Звёздочки у нас будут не в супе из макарон, а наверху над головами, потому что у нас аккурат вчера ночью крышу соседи попёрли.

- Ну смех смехом, а у вас ведь ещё найдётся кой чего выпить и закусить. Я сегодня с утра видел, как ваша супруга с рынка корзину провизии тащила, так я заметил, там рыба тоже была, у неё, у сволочи хвост в корзинку не помещался.
- Понятное дело, под праздник и шутке место найдётся. Как будет, так и будет, но главное, что у себя в Варшаве, потому что в сорок четвёртом году были у меня такие праздники, что врагу не пожелаю.

- А где вы были?
- В этом самом в Кракове.
- Ну и что? Плохо вам там пришлось?

Ну конечно, городок очень себе даже ничегошный. Только люди какие-то странные. Ужиться с ними, понимаешь, пан, никак невозможно. Встретили нас даже гостеприимно, ничего не скажу. Один доктор, а там, понимаешь, каждый второй хрен - доктор, дал нам комнату в своей квартире, и пока было всё как нельзя лучше. И знаешь, пан, из-за чего мы с ним переругались? Ты бы никогда не поверил. Вместе со мной жил там Кропидловский, этот рябой. Праздники идут, так мы себе и думаем, что нельзя так, сложив руки, сидеть, обузой быть для общества. А поскольку Кропидлощак вывез с собой из Варшавы аппаратик, то, понятное дело, установили. Цилиндр медный, на трубочки сняли у доктора латунные кольца от занавесок, ведёрко поставили - вот тебе и вся фабрика.

Едва мы машинку запустили, влетает доктор.

"А что это тут так алкоголем пахнет? - расспрашивает - Что это у вас тут делается?"
"А что мы, интересно должны делать? Сметанку из-под коровки? Самогон делается".
"Как это?! У меня?!!"
"Ну да. А то что?"

Я думал, его кондрашка хватит. За голову схватился, начал кричать, что я его погублю, что он в тюрьму вместе с нами пойдёт, и всё тому подобное.
Ну мы пока допустили такое предположение, что он к нам хочет в долю войти. Хотели его третьим взять, без единого гроша капитала. А этот ни в какую, только чтобы выселяться и с квартиры съехать!

- Да быть не может!
-Накажи меня Бог, так оно и было!
- Фактически странный человек, он ведь мог на этом заработать кучу денег.
- И смотри, пан, как получилось. Перед самыми праздниками мы должны были выселиться. На счастье нашлась одна жалостливая профеcсорша и взяла нас к себе жить.Collapse )

Другие рассказы Веха

О творчестве Веха. Сардинки дешевле

Охота на клопа

Драма в манеже

Театральные рассказы. Отдай корону!

Солянка из галантереи

Фотогеничный лыжник

Кошерный казак

Зловещий рассказ

Tags:

Под Новый год особенно приятно поговорить обо всяких интересных играх и удивительных сторонах самых обычных вещей, для того чтобы развлечься самим и развлекать детей. Примерно так, как развлекались наши прабабушки и прадедушки. Ну и сами дети тоже с удовольствиям научатся разным играм и маленьким секретам.
Например, такому:

Кролик из носового платкаCollapse )

1 Набрасываем носовой платок на чуть согнутую в кисти правую руку.
2 Скрещиваем передние углы платка (А и В) и вытягиваем их между пальцами.
3 Зажимаем уши кролика между пальцами.
4 Берём две спички с красными серными головками и вставляем их под ушами в виде глаз кролика. Вытягиваем средний и безымянный пальцы мордочкой. Край платка при этом прячем в рукав. Так, чтобы можно было показывать ребёнку кролика, шевелящего мордочкой и ушами из-за другой вашей руки.

Вуаля! Кролик готов. Можно поговорить с ребёнком, рассказать ему о жизни кроликов, а при случае попросить что-нибудь ПОКУШАТЬ...
Уважаемый Удод В ответ на вопрос о Паустовском, читает неоконченный рассказ Гайдара и ругает его довольно стадартные для ранних советских писателей псевдоеврейские эксперименты со стилем в стиле Бабеля.

Странно, но для меня Аркадий Голиков совсем не в этом. Просто разазница большая. И между Гайдаром и Бабелем, и между Гайдаром и тем же самым "ирландским шпионом" Фраерманом, и между ними всеми и Паустовским. При всём схожем во времени и условиях
И не только в том разница, как они писали. Прежде всего в том, как и для чего жили. У меня никогда не поднимется рука кинуть камень в человека, который в шестнадцать лет командовал полком (вы бы не смогли такого, я тоже), а погиб, поднимая в атаку отделение при прорыве из немецкого окружения. Пулемёт хорошо был поставлен. Не его в том вина. А его заслуга и искупление в том, что он всю жизнь верил в то, что всей жизнью утверждал. Так и писал, как верил. И писал очень по-разному. Важно только отрешиться от факта школьной программы в детстве и позднесоветского гайдаровского пафоса. И можно увидеть разницу.

Паустовский был очень хорошим писателем. Писал легко, многословно и красиво. Как кружева плёл. И люди его любили. Это было продолжение русской классики и понимания русской природы+. Жаль забывают его незаслуженно. Почитайте Паустовского летом. Прежде чем в лес гулять идти.

Фраерман писал трудно и в трудности своей собою любовался. Вот у него как раз местечковый еврейский язык в сочетании с красивостями синтаксиса достиг верха натужности. У него достигло махрового совершенства то, что у Гайдара только проклёвывалась в некоторых текстах. И читал Фраерман тяжело, хоть и вёл у детей литературные кружки. Потому кроме одной большой книги, написанной странным языком, ничего серьёзного не написал. Впрочем, кто такой Фраерман, я уже подробно рассказал.

А Гайдар это не просто фанатик-кавалерист. Это очень хороший и искренний детский писатель. Это прежде всего последний (хотя и не единственный) красный мистик и сказитель. Детский Бажов нового мира.
Абсолютно естественный. И читал он так же. Вот как вспоминал об этом Симонов:"В чтении его не было ни пафоса, ни сложности, ни декламации. Иногда он делал паузы, которые давали возможность пережить происходящее... Казалось, он не читал, а рассказывал о действительно случившемся и очень-очень для всех нас важном".
И не важно, что сын у него случился посредственный корреспондент, а внук - закомплексованный сытый подлец из чикагских мальчиков-монетаристов, с детства привыкший к хорошему питанию за счёт других. Это судьба большинства детей и внуков, закономерно выросших на всём готовом, за счёт дедов. Энергия деда была растрачена, природа хорошо отдохнула на детях, которые закономерно были способны только тянуть на себя, там, где дед отдавал (в том числе жизнь и здоровье). В трагедии Гайдара-деда для нас важно не это.
Важно, что Аркадий Голиков действительно знал волшебное слово. Для детей и для взрослых. То самое слово и веру в труд и в создаваемое сейчас своими руками будущее, которыми пронизана эпоха, когда хозяев заставили дрожать и бояться, чтобы согнать их с шеи тех, кто работал. Тогда казалось навсегда. Беда только, что побеждённые хозяева свои выводы сделали (и хорошие выводы, такие, что без революции им ни в жизнь бы не сделать), а победители так и не сумели. Себе на беду.
Но Аркадий Голиков и этого до конца не застал. И за “РВС”, "Судьбу барабанщика", ”Горячий камень”, "Дым в лесу", "Короткие рассказы", даже за "Тимура и его команду" за мистику честной жизни, труда и самопожертвования, за готовность к трудной жизни, от которой сам не бегаешь, ему можно простить не только неудачные эксперименты со стилем, но и многое другое.
Потому что на его сказках и рассказах не стыдно воспитывать детей. Потому что в них есть волшебное слово, вера в человека и тайна. Вне времени.
И за "Судьбу барабанщика", ”Горячий камень", за "Дым в лесу", "Короткие рассказы" ему можно простить не только неудачные эксперименты со стилем, но и многое другое в его непростой молодости.
"И на что мне иная жизнь? Другая молодость? Когда и моя прошла трудно,но ясно и честно!"

P.S. "А что на этом заводе делают, этого мы не знаем. А если бы и знали, так не
сказали бы никому, кроме одного товарища Ворошилова."

P.P.S. А больше я вам ничего не скажу. Пусть за меня Гайдар говорит.

Василий КрюковCollapse )

Горячий каменьCollapse )

Пойду смотреть Сванидзе

Ты кто?

Kto ty jesteś?
- Polak mały.
Jaki znak twój?
- Orzeł biały.
Gdzie ty mieszkasz?
- Między swemi.
W jakim kraju?
- W polskiej ziemi.
Czym ta ziemia?
- Mą ojczyzną.
Czym znaczona?
- Krwią i blizną.
Czy ją kochasz?
- Kocham szczerze.
A w co wierzysz?
- W Boga wierzę.


Немного о Владиславе Белзе и его стихотворенииCollapse )

Конечно, как и любая официальная (пусть и детская) патриотическая лирика, этот стишок породил массу ехидных переделок. Например, когда в рамках СЭВ на долю Польши приходилась большая часть экспорта мяса в другие соцстраны, и злые языки, понятное дело, говорили, что потому в стране мяса и не хватает, у стишка появилось такое продолжение:

- Gdzie to mięso?
- W obcym kraju
- W jakim kraju?
- JA NIE ZNAJU...

Мне больше запомнилась типично варшавская сцена, когда отчаявшаяся жена пыталась пристыдить мужа, бывшего в изрядном подпитии:

- No i kto ty jesteś?!
- P-Polak mały!

Я пишу сегодня про этот стишок не потому даже, что сегодня в Польше отмечается национальный праздник, и множество малышей снова радостно прочитает этот стишок в школах и детских садах. А скорее потому, что у нас к сожалению нет на первый взгляд ничего не значащих стишков, которые с детства учат ребёнка чувствовать принадлежность к своей стране и своей культуре. Радость и гордость свою историю, за жизнь среди своих, ощущения причастности к Родине. И своего Владислава Белзы у нас тоже нет...
И хотя решают, конечно же,не стихи, всё равно немножко грустно.

Спросите своего маленького ребёнка - кто он.

Хотя бы ради интереса.
Советский писатель Рувим Исаевич Фраерман писал трудно. Собственно, в своём предисловии к написанной им же повести он прямо так и сказал:

"Как я писал "Дикую собаку Динго"? В самом деле, как пишутся книги? Вероятно, каждый пишет по-своему, и отдельные книги тоже пишутся по-разному. Могу только сказать, что легко я никогда не писал. Я всегда писал трудно. Да и большинство моих друзей - Платонов, Гроссман, Лоскутов, Гайдар - писали тоже трудно. А Фадеев - я сам это видел, когда был с ним, с Павленко и Гидашом в командировке на Дальнем Востоке в 1934 году - рыдал, если не мог схватить нужное звучание строки... Русское слово, прихотливое, непокорное, великолепное и волшебное, - величайшее средство сближения людей. Оно, слово, показывает нам, как прекрасна земля, небо, люди, звери и птицы".

Поскольку писал писатель трудно, написал он всего одну большую и хорошо известную повесть. О первой любви.
Девочка Таня Сабанеева, мечтающая о дикой собаке Динго, живёт вместе с мамой на Дыльнем Востоке и в маленьком городке у заставы пограничников, где они остались после развода мамы и папы. Летом Таня отдыхает в пионерском лагере, в одном отряде с мальчиком Филькой сыном нанайского охотника-промысловика. Фильке Таня очень нравится, а Таня с ним дружит.

Потом из Москвы приезжает папа с новой семьёй, то есть с новой женой и приёмным сыном Колей. Коля и Таня за 150 страниц школьной жизни и приключений проходят путь от неприязни до той самой первой любви, при этом обещанная собака Динго так и не появляется. Классический треугольник заканчивается тем, что Таня с мамой решают гордо уехать и "не мешать чужому счастью", оставляя остальных персонажей книги в недоумении. Всем хуже. Занавес.
Повесть о первой любви была популярна у наших бабушек и дедушек, а позже у мам и пап. Она неоднократно печаталась в детских журналах с самыми разными замечательными иллюстрациями, и, быть может, была самой известной "школьной повестью". Она обеспечила писателю Фраерману достойную старость и место руководителя литературного кружка в Доме пионеров на улице Стопани в Москве. Оттуда даже вышло несколько неплохих детских писателей. Так что судьбу повести, в отличие от судеб героев, можно считать счастливой.

Но, на мой взгляд, самое главное в ней не сюжет, не популярность, а то, какими словами она написана. Более того в этом для меня крылась загадка, тайна связывавшая детского писателя Фраермана и непокорное русское слово. Тайна, которую я только недавно смог раскрыть, и которой с радостью поделюсь с вами.
Может быть, именно в силу своей прихотливости, непокорности и великолепия, русское слово давалось писателю Фраерману с трудом, даже в единственной его большой повести о первой любви в пионерском лагере.

Интересно, что, когда читаешь внимательно "Дикую собаку динго, или повесть о первой любви", обычных русских слов обычно как раз и не хватает. На их место быстро приходят другие.
Ведь мало того, что не только родители, но и сами главные герои - двенадцатилетние дети изъясняются на страницах повести исключительно полностью укомплектованным и развёрнутым во всей боевой готовности, как застава тех самых пограничников, литературным книжным языком, полным деепричастных и причастных оборотов. Мало того, что по количеству придаточных предложений в описаниях природы эта повесть может соперничать с романами Толстого. Мало того, что все предложения в ней практически всегда полные, а прилагательные почему-то наоборот краткие…
Интереснее всего, что и в разговорах детей, и в описаниях природы встречаются таинственные предложения. Написаны они вроде бы по-русски, но порядок слов в них такой, который в русском языке вообразить можно с трудом.

Порядок слов у Фраермана часто практически фиксированный, при этом неопределённые формы глагола, обстоятельства места и объекты (прямые и косвенные дополнения) в этих странных предложениях всегда стоят на последнем месте и часто распространяются абсолютно лишними для русского уха личными, указательными и притяжательными местоимениями.
Прилагательные почти всегда в краткой форме.
Вопросительные предложения обязательно щеголяют частицей «ли» и усиливаются отрицанием.
Иногда из всех этих предложений складываются целые абзацы и диалоги, строгие, подчинённые неуловимому порядку и неясной логике. Уловить за ними содержание вообще бывает нелегко:

«Разве ты не слышала горна? Почему же ты не спешишь?»

«А ведь, никак, уже строятся на линейку- сказала она. Тебе следовало бы, Филька, прийти в лагерь раньше меня, потому что, не посмеются ли над нами, что мы так часто приходим вместе?»

«Она пересекла дорогу и вбежала в лагерь, легко перескакивая через канавы и кочки, так как была проворна».

«У неё был голос приятный для слуха, но пусто было вокруг»

«Она вошла в него смело».


Сперва это меня просто немного раздражало, потом начало удивлять. А позже мы вместе с mutatiospiritus поняли, что здесь скрыта какая-то глубоко личная тайна писателя Фраермана. Тайна, навсегда вставшая непреодолимой стеной между ним и русским словом, которое он искренне любил, но не сумел постичь. Тайна, гнувшая к земле неукротимый могучий творческий дух Фраермана и заставлявшая его «писать трудно».

Одновременно с этим, меня терзали смутные сомнения. Я понимал, что все эти шеренги обязательных «он, его, у него, тот, этот, твой, свой», намертво прилепленные к существительному, мне знакомы. Все эти дополнения и обстоятельства, вопреки здравому смыслу вставшие насмерть, словно пограничники, на последнем месте в предложении, как на последнем рубеже, я уже где-то видел. Все эти эмоциональные всплескивания руками при отрицании в вопросительных предложениях выражают нечто нерусское, но близкое и до боли знакомое. Всё это милое, душевное, но в отношении языка абсолютно нерусское ощущение у меня уже возникало, хотя с писателем Фраерманом оно никак не связано. Но здесь тоже оно. Оно самое. Я не спал ночами, перечитал текст несколько раз, и тут меня наконец осенило:

Писатель Фраерман – ирландский шпион!Collapse )
Ирландские  былички,

или

Истории  о  сидах,  записанные  в  Донеголе

Когда я был ещё мальчиком, я слышал, как мой дед рассказывал о народе холмов. В нашей стороне не было ни одного шаннахи, который рассказывал бы про сидов лучше, чем он. Сам он крепко верил в то, что они существуют, и не было случая, чтобы, отправляясь на болота накопать корзину торфа, он не присматривался бы по дороге в надежде их увидеть. Он считал, что появились они вот как: когда в небесах шла война между Богом и ангелами, открыл Бог небесные врата да и побросал ангелов на землю, и эта работа заняла у него два раза по двадцать дней и два раза по двадцать ночей. Из них теперь кто живёт в воздухе, кто на земле, а некоторые попали и в море. Больше всего их можно встретить на высоких местах, и великое множество их в холмах на побережье. Ещё я слышал, один старик говорил, будто они очень надеются попасть обратно на небо в день Страшного Суда, - хотят отдохнуть от жизни.
Ещё у нас здесь жила одна старушка по соседству. Так вот,когда кому-нибудь случалось помянуть сидов, она обыкновенно говаривала: “Их спина к нам, их лицо от нас, и да сохранят Бог и Мария от зла нас!” Временами она начинала свою речь иначе и говорила так: “Сегодня понедельник, завтра вторник, послезавтра среда. Их спина к нам, их лицо от нас, и да сохранит Бог нас от всяческой скверны!” (“Aniú a’ Luan, amárach an Mháirt, agus anórthaoir an Chéadaoine. A gcul linn agus a n-aghaidhe uainn, agus go sábhálaidh Dia ar an urchóid muid!”).
       
Слышал я, о них ещё говорят, будто ни у кого из них нет ни капли крови: даже кончик булавки не хватит намочить.
Временами они, конечно, забирают к себе людей, и вообще - есть две вещи, которые им милее всего на свете: устроить драку из-за селёдки и утащить кого-нибудь из людей к себе в холмы и в скалы.
       
Люди называют их великим множеством имён: кто зовёт их Малым Народцем (daoiní beaga), кто - жителями холмов (bunadh na croc), а ещё - шиогами (sídheógaí), Добрым Народцем (daoiní maithe), маленькими господами (na h-uaisle beaga), народцем в красных шапочках (lucht na mbearád dearg), весёлой толпой (an sluagh aerach), -  и дают им  тысячу других имён, которых я сейчас не упомню.

Судя по тем из них, кого людям доводилось видеть, они и впрямь по большей части носят красные шапочки, а женщины их ходят в зелёных платьях. У мужчин бывают голубые штаны и красные шапки.  Я слышал, как один человек рассказывал, что видел их как-то около двух сотен разом, вечером, перед заходом солнца, и все они примерно так и были одеты. Все, кто их видел, говорят обычно, что ростом они не более двух футов. Волосы у них обычно рыжие, а одежда красная. Говорят, что они очень любят пение и игру на волынке, и часто помогают тем из простых людей, кто сумеет угодить им тем или другим. Вообще они редко причиняют людям вред, но если кто столкнётся с ними и не сделает по их совету, то, ясное дело, бывает, что у него после того и не слишком хорошо пойдут дела.
В старые времена люди боялись их, особенно если приходилось идти через холмы поздно вечером.

Аня из холма АйнеCollapse )

сида и собакиCollapse )


Сида и хозяйка коровыCollapse )


Колдовская подтасовкаCollapse )


Битва при Глен БолканьCollapse )


Монах из Донегола и Воинство СидовCollapse )

Как красотка доила коровуCollapse )

Нэнси Ни Конниган и сидыCollapse )

Ветер СидовCollapse )

башмаки сидовCollapse )

О том, как к народу холмов вода протекалаCollapse )

Рыжий петух, съеденный в постCollapse )

О воблах и печати

Про воблу в журнале

Плыла в облачках вобла в очках
Листала журнал с интересом
Вдруг видит рассказ - о воблах как раз
Писал знаменитый профессор:

Что воблы не могут летать в облаках
Что воблы вообще не бывают в очках
Что вобла с журналом в очках это вздор
И верить подобному вздору - позор!

И вобла решила по небу не плыть
И даже очки перестала носить
И больше журналов она не читает:
ОБИДНО ЧИТАТЬ, ЧТО ТЕБЯ НЕ БЫВАЕТ!!

Из жизни монстров

Идиостким голливудским фильмам по мотивам "Дракулы" Стокера.
_skerry_ и всем знакомым монстрам посвящается.

Андрей Усачёв

Монстры

На охоту вышли монстры:
Лапы толсты, зубы остры.
Зубы остры, ногти грязны...
В общем, жутко безобразны!

Одолеть непросто монстра:
Он чудовищного роста
Он могуч и толстокож
Монстра пулей не убьёшь!
Монстры чмокают губами
Монстры клацают зубами.
Есть ужасное условье:

Монстрам надо выпить крови...
Монстры строго хмурят брови,
Их тошнит от вида крови...
Их пугает крик людей,
Вопли женщин и детей.
То ли дело на погосте:
Там уютно и темно.

Но на всё готовы монстры -
Лишь бы сняли их в кино!
Тим Собакин

Последний бегемот

Когда от вас последний пароход
Умчится вдаль под всеми парусами,
Не огорчайтесь! Потому что с вами
Останется последний бегемот.
Он принесёт малиновый компот
И свежего кузнечика в панаме
Расскажет Вам о жизни в Суринаме
И даже песню звонкую споёт
Её тотчас подхватит ветер летний
И унесёт за тёплые моря,
Развеяв огорчения и сплетни...
Едва займётся дивная заря,
К Вам постучится бегемот последний -
Гипопотам, короче говоря.
Вчера я с интересом наблюдал, как маленький племянник пытается вникнуть в замечательный язык былин.Помогал, чем мог...

А подумалось мне совсем другое: ведь если бы ещё раз попытаться перевести "Алису в стране чудес" в стиле Заходера (то есть при помощи пересказа с частью местных реалий, а не перевода), то стихотворение о поединке рыцаря с Бармаглотом, в итоге вполне могло бы выглядеть И ТАК :)

Сказание о храбродом добродыре Мурье Ильемце

Как из тойного поселища из Ильема
Как из тойной селевни Карачаровки
Выехнул храбродой яслый добродень
Ай по звамени Мурья Ильемец
Ай по батчеству сын Папанович.
Ай на ём ласпех добродырственный
Ай под ним скакунец да сивкобурчатый!
Что столбит пыльём чистополие,
Да ветрит пыльём темнолесие!
А по той ли путёжке прямохожией
Да й шагатами никто не пехотовал,
Да й скакцами-то никто не проконивал:
Подскакает он к текучке ко Крыжовине,
Да ко тойной глизи ко терноей.
Да ко тойной липезе закорюкливой,
Да ко знамному восту да Левонидову

и видит там примерно вот такое вотCollapse )

Ну вот, и не разу не запутлякался! :)

Раньше я считал, что тяжёлый сарматический язык польских хроник, утяжелённый разнославянскими и латинскими заимствованиями, - это верх пышной формы с интуитивным пониманием.
Но теперь понял - и нам есть, чем гордиться! :)

Latest Month

November 2014
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Naoto Kishi