?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Одна сказка, написанная филологом, увлекавшейся Германией, была литературной (в стиле Гофмана). Я же написал "народную" (под братьев Гримм)



Сказка с моралью. Немецкая литературная сказка

Давным-давно - может быть, двести лет назад, а может быть, и все триста - в городе Виттенберге жили два друга-студента. Как их звали, я уже не припомню, поэтому назовём их Карл и Фридрих. Карл был весёлый парень, душа любой компании, завзятый дебошир и дуэлянт. Фридрих же был юноша деликатный, меланхоличный и мечтательный, любитель поэзии и уединённых размышлений. Впрочем, разница в характерах и привычках ничуть не мешала им быть добрыми приятелями.
Как-то раз дождливым осенним вечером они возвращались домой из университета. И вот на одной из тёмных улиц за ними увязался - кто бы вы думали? - маленький чёрный пудель! Ну, мы-то с вами понимаем, что это значит, - когда тёмным дождливым вечером на улице Виттенберга вдруг невесть откуда появляется маленький чёрный пудель, - но наши друзья ничего дурного в этом появлении не заподозрили.
- Взгляни-ка, Карл, - сказал приятелю Фридрих, - взгляни на это бедное создание! Он весь дрожит, бедняжка. Давай возьмём его, а то он, чего доброго, совсем пропадёт в такую-то погоду.
- На кой чёрт нам сдалась эта облезлая псина? - удивился Карл.
- Блажен, кто милосердно относится к малым сим - Господь спасёт его в день несчастья. И недаром говорят, что любое доброе дело не остаётся без награды. Спасём этого бедняжку, обогреем, накормим, а завтра дадим объявление в вечерний “Листок”. Наверняка у него отыщется хозяин, который не откажется воздать нам за нашу доброту.
- Дело говоришь, брат! - обрадовался Карл, подхватил пёсика на руки и понёс к себе на квартиру. Там приятели вдоволь накормили его жареными баварскими колбасками, а потом, развеселившись, даже угостили пивом. Пудель съел все колбаски до единой, вылакал пиво, рыгнул, облизнулся и превратился в высокого мужчину в роскошном красном одеянии. Ну, тут-то уж наши приятели догадались, что к чему, и, признаться, порядком струхнули. Но Мефистофель - а это, как вы сами понимаете, был именно он, - пребывал в этот момент в хорошем расположении духа (должно быть, пиво пришлось ему по вкусу).
- Браво, юноши, - сказал он, - вы оказали мне отменный приём! Я и впрямь собираюсь воздать вам по заслугам за вашу доброту. Вот что: я исполню одно ваше желание… одно на двоих, но - заметьте! - совершенно бесплатно! Я не потребую взамен ваших душ или ещё какой-нибудь мелочи, даже договора заключать не стану. Идёт?
Как было не воспользоваться случаем? Конечно, приятели не устояли перед искушением и согласились. Но не так-то легко выдумать одно желание - всего лишь одно, да ещё на двоих! И вот, пока в душе Фридриха богобоязненность боролась с естественными устремлениями юности, Карл в отчаянии стукнул себя кулаком по лбу и выпалил:
- Чёрт побери, отчего природа наградила меня силой вместо того, чтобы наградить умом? Вот бы когда он пригодился!
- Ну что ж, - сказал Мефистофель, - если тебе так нужен ум, то ты его получишь. Мне случалось исполнять и более глупые желания.
И прежде чем друзья сообразили, что произошло, он разразился своим знаменитым оперным хохотом и исчез, оставив после себя лишь запах серы да следы грязных собачьих лап на полу.
- Что же это получается, Карл?! - опомнившись, воскликнул Фридрих. - Ты получил ум, а я… ничего? Ну что ж, видно, таков мой удел - созерцать успехи и счастье других, оставаясь в стороне от всех радостей жизни! - сказав это, несчастный поник головой и залился слезами.
- Ну, вот ещё! - возразил Карл. - Ты мой друг и побратим, и я не допущу, чтобы ты остался ни с чем! Не горюй, всё ещё можно поправить. Вот что я придумал: пойдём-ка спросим совета у доктора Фауста. Говорят, что он живёт на этом свете чуть ли не триста лет, и всё из-за того, что когда-то пережил приключение вроде нашего. Уж он-то непременно нам поможет - как-никак, у него должен быть опыт в таких делах.
Доктор Фауст жил на соседней улице, в маленьком домике рядом с аптекой. Он принял наших друзей не особенно ласково, но всё-таки выслушал до конца, а затем сказал с тяжёлым вздохом:
- На вашем месте, молодые люди, я бы только радовался, что так легко отделался. В своё время я попал в гораздо более неприятную историю, о которой даже не хочу вспоминать. Но если вас, молодой человек, - обратился он к Карлу, - терзают муки совести и если вы так жаждете помочь своему приятелю, то и помогайте, кто же вам мешает. Вы у нас теперь… хе-хе-хе… великий мудрец… ну, вот и помогайте ему мудрыми советами. Пусть он во всём полагается на вас, и это принесёт ему счастье. Больше вы ничего не сможете для него сделать.
Поразмыслив хорошенько, приятели пришли к выводу, что это в самом деле единственный выход. Тогда Карл, стремясь загладить свою невольную вину, принялся не жалея сил помогать другу в учении. Но вот беда: он стал теперь так умён, что его речей не понимали даже университетские профессора. Где уж их было понять бедняге Фридриху! И вот как-то раз, потеряв терпение, Карл воскликнул:
- Нет, брат, тебе не учиться, а копчёной селёдкой на рынке торговать! Боюсь, что на большее ты не способен!
Несчастный Фридрих был так уязвлён этой насмешкой, что впал в меланхолию, оставил университет и с горя вправду занялся торговлей. Поначалу дело не ладилось, но затем - то ли поэтическая натура взяла своё, то ли Фортуна наконец повернулась к нему лицом… только года через два он был уже богат, и запах копчёной селёдки казался ему слаще любых изысканных восточных ароматов. То-то он был благодарен другу, давшему ему такой дельный совет! Теперь он был завидным женихом, но природная робость всё время мешала ему посвататься. Видя такое дело, Карл вновь решился ему помочь и сам поехал сватом в дом одного богатого лавочника, у которого была хорошенькая дочка на выданье. Там он так уморил всех умными рассуждениями, в которых никто не понимал ни слова, что когда вслед за ним явился будущий жених, скромный и немногословный юноша, то и отец, и невеста были ему рады-радёшеньки и быстро сладили сговор - только бы больше не видеть свата и не слышать его речей.
Так необыкновенный ум Карла вновь сослужил Фридриху добрую службу. Фридрих не забыл об этом и охотно предоставил другу свой кров, дабы тот мог без помех предаваться учёным занятиям. Пока семейство Фридриха множилось и вместе с тем множилось и его богатство, Карл сидел у него в доме на чердаке и создавал свои труды, которые не мог публиковать, поскольку никто не понимал в них ни слова. Но это мало его заботило: он знай себе писал, критикуя и высмеивая всех, кто попадался ему под руку. Когда же его друг тяжко занемог и стало ясно, что болезнь его неизлечима, Карл вообразил, что сумеет отвести от него беду и сделать так, чтобы смерть забрала его взамен Фридриха. Он раздобыл колдовские книги, совершил нужный обряд, и перед ним предстала сама Смерть - но не с косою и не в саване, как её рисуют на старинных гравюрах, а в новенькой треуголке и полицейском мундире.
- Это ещё что такое? – гаркнула она так, что все книги и рукописи Карла разлетелись по углам чердака. - Как ты смел, мерзавец, беспокоить меня раньше срока да ещё и напрашиваться ко мне без очереди?! Никто не смеет нарушать заведённый порядок, запомни это! Порядок прежде всего! Каждому - своё время и свой срок!
И не помня себя от гнева, она забрала с собою не только несчастного Фридриха, но и всех, кто был в этом доме - всех, кроме Карла. Что поделаешь, такое часто случается с рассерженными полицейскими (потому-то и не стоит их лишний раз сердить.) Так Карл и остался один, без друга и, стало быть, без средств к существованию. Тут-то он и понял наконец, что любое знание бессильно перед Вечностью, а ум без разума и рассудка - лишь пустая игрушка, которая не принесёт тебе ни пользы, ни радости, тем более - если ты получил её от нечистого!



Глупый Ганс и умный Генрих. Немецкая народня сказка

Жили-были в одной деревне два друга-товарища. Оба они были сильными, красивыми и высокими. Одного звали Ганс, а другого Генрих. От рождения не дал им Бог ума. Рубили они дрова в Тевтобурском лесу на склонах гор, а потом возили их на ярмарку в прекрасный и богатый Липпе-Детмольд, где и продавали. Работали они честно. Тем себя и содержали и родителей своих старых кормили.
Вот однажды собрались Ганс и Генрих за дровами; только зашли в чащу и принялись за работу, как слышат они плач и стоны. Видят - лежит на земле седая нищенка в лохмотьях, и волосы ей как будто упавшим стволом придавило. Тут взялись дружно с одного конца Ганс, а с другого Генрих, подняли ствол и высвободили старушке голову, усадили на пенёк, помогли расчесать длинные седые волосы гребнем. А была это старая ведьма Рахеншпильхен.
- Ну, - говорит ведьма, - за то, что вы меня в беде не бросили и помогли, могу я любое ваше желание исполнить. Только раз уж и работали и из беды меня выручали вы вместе, то и желание вам будет одно на двоих. Одно-единственное. Подумайте хорошенько, чего вы от меня потребуете?
Долго думали Ганс и Генрих, да так ничего и не пришло в их пустые головы. Разозлился тут на себя Генрих и крикнул:
- Кабы мне ума побольше, уж я бы своего счастья не упустил!
Сказал так, а не знал, что сказанного назад не воротишь.
- Что же, - сказала ведьма, - будь по-твоему.
И в тот же миг обернулась она чёрной птицей и улетела прочь, а Генрих почувствовал, как исполнилось его желание. Стало ума у него столько, что многое на свете мог он понять, как умудрённый старец, а душа его оставалась молодой. И чем больше он знал, тем больше ему знать хотелось. И решил Генрих себе счастье умом добыть. Продал он топор и пилу, купил книг и вскоре собрался в дорогу - обучаться мудрым наукам в университете. Позавидовал товарищу глупый Ганс, озлился и закричал:
- Ты-то себе счастье с таким умом быстро найдёшь, и всё постигнешь, и всё у тебя будет, чего не пожелаешь. А мне теперь из-за твоего желания остаётся в нищете до самой смерти дрова рубить. Как же нам быть и что делать?
- Твоя правда, друг, - сказал умный Генрих. - Мы должны сейчас же пойти в город к бургомистру. Он на своём веку много споров и неурядиц разрешил. Должен и нам помочь.
Бургомистр слушал внимательно, а после кивнул и сказал:
- Если мудрый у глупого в долгу, то пусть по старой дружбе трижды поможет ему дельным советом, когда придёт нужда. Так и будете вы в расчёте. А пока каждый из вас может жить, как хочет.
На том и порешили. Остался глупый Ганс рубить дрова, как и прежде, а умный Генрих пошёл в университет изучать науки.
Прошло два года. Изо всех сил трудился глупый Ганс, да только денег у него больше не становилось: что проест, что пропьёт, да ещё и на рынке его все сто раз обманут. Умный Генрих изучил к тому времени математику, философию и астрономию и уже понимал и в экономике, но был он так же беден, как и все студенты. Однажды пришёл он проведать друга и сказал:
- Найми, Ганс, на все деньги от продажи дров дровосеков на три месяца, а с тех денег, что за три месяца от продажи дров получишь, выкупи в магистрате купчую на землю, где был лес. После раздай эту землю в наём бедным крестьянам и собирай с них оброк. Так станешь ты богат.
Сказал Генрих и ушёл дальше учиться да счастье искать. Послушал глупый Ганс товарища и сделал, как тот велел. Так всё и случилось. Стал Ганс богатым помещиком, старался, как мог, да только обманывали его потихоньку и арендаторы, и чиновники, потому что был он глуп.
Прошло ещё пять лет. Генрих искал ответов на самые трудные вопросы в самых разных книгах. Учился он и в Геттингенском университете, и в Марбургском, и в самом Берлинском. Но нигде на долго не задержался. Вот приспела глупому Гансу пора жениться. А в ту пору была у местного князя дочь, славная редким умом и красотой. Горда была, упряма, да и не решалась выбрать себе жениха. И решил князь посчитать достойным её руки того, кто задаст ей такие вопросы, что ни она сама, ни её отец, ни один человек во всей стране ответить не смогут. Давно хотел глупый Ганс взять княжну в жёны, да не знал он ни вопросов, ни ответов.
Вдруг приехал умный Генрих и, прознав про беду своего товарища, рассказал ему об обычаях людей из разных частей Германии и составил для него такие вопросы, что ответы на каждый мог знать лишь тот, кто сам долго учился в той земле, а было между ними много дней дороги. Так и стал глупый Ганс зятем правителя. Изо всех сил старался он приумножить богатство и славу той земли, да ума ему не хватало, потому хоть и жалели его родные да близкие, но поделать ничего не могли. А подданные иногда и посмеивались.
Прошло ещё десять лет. Побывал умный Генрих в Баварии и Швабии, Саксонии и Шлезвиге, Тюрингии и Мекленбурге, всюду гонялся за знанием, но нигде не нашёл ни дела, ни покоя, ни счастья. Стал он большим учёным, и слава его была велика. Наконец вернулся он домой и увидел, что друг его Ганс тяжко болен и скоро умрёт. Двор князя, жена и дети Ганса окружили мудреца почётом и стали просить совета. А сам Ганс уж не мог сказать и слова.
- Нечего мне сказать, - призадумался умный Генрих. - Разве только попросить смерть забрать меня вместо Ганса. Я многое видел, и многое узнал, но так ничего и не нажил, кроме знаний. Потому-то у меня ничего нет, кроме ума, а ведь у Ганса его хозяйство, жена, дети, да вдобавок забота о нашей отчизне.
Так и решили.
Вот пробили часы полночь, и пришёл во дворец странник в чёрных одеждах, а вместо лица была у него чёрная пустота, только светились под капюшоном красные глаза, да блуждала неведомо где гордая улыбка. И все поняли, что этот пилигрим - сама Смерть.
Но не испугался умный Генрих и честно поведал Смерти всё и о своём желании, и о решении бургомистра, и о своих сомнениях, и о Гансе.
- Нет, - только и сказала Смерть. - Мне не сможет помешать ни желание, ни сомнение. Во всём должен быть свой порядок. У Смерти тоже есть порядок. Всё приходит в свой срок и в свой срок исчезнет. А кто знает порядок, станет ли сомневаться?
Тут Смерть взмахнула косой и пропала, забрав с собой не только глупого Ганса, но и всю его родню. А одинокий умный Генрих остался в пустом дворце.
Как не годится верным товарищам быть долго друг без друга, так ни трудолюбие, ни ум не добудут счастья в одиночку.

Latest Month

November 2014
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Naoto Kishi