пан Твардовский (old_fox) wrote,
пан Твардовский
old_fox

Category:

Из рассказов Веха. Фрак Богуславского.

Фрак Богуславского.

Среди толп варшавян, осматривавших свежеоткрытый памятник Войцеху Богуславскому, стоял низенький, щуплый, скромно, но старательно одетый пан с бородкой клинышком. Время от времени он украдкой бросал быстрый взгляд на статую патриарха польской сцены и тотчас же молниеносно опускал глаза в землю, как будто от стыда.

- Ну что, ничегошный себе памятничек, уважаемый? – спросило его внезапно какое-то корпулентное благородие с пшеничными старопольскими усами.

Пан с бородкой клинышком вдумчиво посмотрел на пана с усами и ответствовал с едкой иронией:

- Так, вы считаете? Оченно может быть, но по-моему так затурканный и замурзанный, как редко что.

- Это с какой точки зрения?

- С артистической.

- Я с вами не соглашусь, уважаемый. Подкладка под ним, как положено, личность обработана, как живая. Разве только то, что в Беляньскую улицу смотрит. Но кажется, он директор театра был, а этим значится, он и должен туда обращать внимание, откуда больше всего публики в заведение приходило. На Белянской евреев больше всех. А известное дело, что евреи из всей публики наибольшую фраквенцию осуществляют. То же самое, считай, и в иллюзионах.

- Да мне совсем не об этом дело. Я, как профессионал, не могу смотреть без стыда в глазах на это издевательство над фигурой.

- А вы, уважаемый, по профессии будете каменщик?

- Упаси боже, портной я, и с этим фраком меня прямо холера разбирает. Ты смотри, пан, что тут делается. Жилетка без вытачки и слишком длинная. Грудь отстаёт, словно клиент арбуз за пазухой держал. Воротник отсаженный назад. Пуговицы, как блюдца. И это называется варшавская работа! Артиста так одевают и на театральной площади ставят, где, что ни день, экскурсии из провинции ходят?

- Но ведь, это был, так называемый «отец польского театра», и в то время так люди и носились.

- Ты мне, уважаемый пан, таких вещей не говори. Отец не отец, а пожилой человек тоже может одеться без упрёка. А так, стыд на всю Варшаву. Я уж час тут стою, и всё не могу успокоиться.

В глазах пана со старопольскими усами отразилось сочувствие, после недолгих переговоров он подхватил безутешного мастера портняжного искусства под руку, и оба исчезли из вида на улице Короля Альберта.

А когда часы на башне ратуши пробили первый час по полуночи, постовой, стоящий перед ратушей, с недоумением заметил, что две подозрительные личности приставляют к новому памятнику стремянку, после чего один из них быстро на неё взбирается.
Постовой подбежал и спросил:

- Алё, а что это вы там делаете?

- Поправки намечаю… Воротник надо поднять… Подмышки втянуть и укоротить жж-ж-же-ж-жилетку! Директор театра не может в такой барахолке ходить, потому весь наш цех со стыда сгорит.

И пан с бородкой клинышком работал далее в поте лица, отмечая на памятнике поправки мелом.

Доставленный в комиссариат, он показал, что зовётся Константий Кролик, содержит швейную мастерскую на Рыбаках, любит театр и театральную площадь, почему и не может допустить для них такого изуродования. Намерения лично корректировать памятник у него не было, он хотел только с помощью своего нового знакомого обозначить самые необходимые поправки, согласно которым скульптор свои ошибки легко исправит.

Полицейские, не имея ни малейших сомнений в добрых намерениях пана Кролика и его правой руки, взяли обоих под стражу только на время отрезвления.


Вех против анкоголя

Одна рюмка
Дунь, пан, в трубочку
Газировка под селёдочку

Другие рассказы Веха

О творчестве Веха. Сардинки дешевле

В дипломатическом квартале

Ромео и Джульетта с электрическим приводом

Хотелло

Так вы не Гитлер!

Голос отца

Сочельник скитальцев. Рождественский рассказ

И многие другие под меткой "Вех" в этом журнале
Tags: Вех
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments