?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Странная мысль

Пасмурным вечером, когда однообразный шум дождя убаюкивал Лизу: «Спи, бедняжечка! Задача все равно не получится», а Лиза, превозмогая желание закрыть глаза, пыталась вернуть в тетрадь улетевшие формулы, к ней пришла Странная Мысль. Неожиданно. Как и положено приходить Странной Мысли. Расправив рукава платья, словно маленькие крылья, пришелица опустилась перед самым Лизиным носом на письменный стол и первым делом спросила:

– Скажи, сколько мне лет?

Была она крохотной, менее полуметра ростом, дамой лет сорока, в черном вечернем платье, затянутом на талии. На маленьких ее ножках блестели черные туфли, на руках были натянуты черные перчатки, а на голове возвышалась черная шляпа со страусиными перьями и такими громадными полями, что тень от поля закрывала ей верхнюю часть лица. Перед собой в правой руке она держала, зажимая в пальцах, длинный мундштук, на конце которого мерцал красный огонек сигареты.

– Так сколько? – нетерпеливо воскликнула Странная Мысль.

Лиза хотела ответить «сорок», но вовремя сообразила, что незнакомке хотелось бы услышать меньшую цифру, и сказала:

– Тридцать.

Дама пустила дым колечками и произнесла не без обиды в голосе:

– Сто миллионов. Впрочем, гораздо больше. Но ты все равно ошиблась, потому что выгляжу я на двадцать семь. И ни на один день старше. Любой даме в моем положении… А оно особенно. И высоко чрезвычайно! Ты, надеюсь, понимаешь, о чем я говорю?

– Понимаю, – пролепетала Лиза. – То есть не совсем.

– Понимать не совсем – значит совсем не понимать! – Дама ткнула мундштуком вверх и произнесла: – Еще выше!

– Чем потолок? – удивилась Лиза.

– Чем может быть, – ответила дама. – Может быть высоко. Но мое положение еще выше, чем то, которое может быть высоко.

Лиза только молча раскрыла рот.

– Какая ты непонятливая! – рассердилась дама. – Бывает что-либо высоко? – Она на мгновение задумалась, подыскивая сравнение. – Например, кот на радуге.

– Но как он на нее залез?! – спросила изумленная Лиза.

– Он вовсе не залезал на нее, – сказала Странная Мысль. – Он свалился на нее с облака, на котором ел куриное крылышко.

У Лизы даже дух захватило.

– Он до этого сидел на облаке? – прошептала она.

– Ну да. Сидел и обедал. А потом задремал. И свалился. А чтобы не разбиться, зацепился за радугу и повис на передних лапах. Теперь тебе ясно?

Лиза робко кивнула.

– А что стало с куриным крылышком? – на всякий случай спросила она, надеясь, что крылышко как-то прояснит эту историю.

– Полетело дальше. Оно же не упало вместе с котом, – как само собой разумеющееся ответила Странная Мысль. – Ты должна уяснить главное: поскольку что-то может быть высоко, то может быть и что-то еще выше, чем то, что может быть высоко. И кот на облаке выше кота на радуге. А кот на радуге выше кота на телевизионной башне. А кот на крыше выше кота, спустившегося в метро. И закрой рот, когда вокруг носятся формулы, одна невкуснее другой. Вертикаль с котом бесконечна, и тебе не будет весело, если какую-нибудь из них тебе случится проглотить.

Лиза послушно закрыла рот. Она ни слова не поняла из сказанного незнакомкой, но переспрашивать постеснялась.

– Так вот, в моем положении, о высоте которого ты уже наслышана, – вновь заговорила Странная Мысль, – желательно, чтобы первой цифрой возраста была двойка. Прежде всего мне необходимо очаровать. Потом смутить. И, наконец, привести в восторг. – Она выпустила из губ тонкую струйку дыма и продолжала: – Собственно, в тройке тоже не было бы ничего страшного, если бы за ней не шла четверка. Но любая дама скажет тебе, что как только поднимаешься на тройку, с нее сразу откроется неприятный вид на четверку.

Это сообщение окончательно сбило с толку Лизу. Все перепуталось в ее голове.

– Милочка, нельзя же понимать это буквально, – сказала Странная Мысль, чуть-чуть обидевшись. – Я говорю метафорически. Поэтому двойка как первая цифра значительно лучше тройки. Разумеется, единица еще лучше, чем двойка. Но, во-первых, должно быть чувство меры. А во-вторых, кто поверит твоему слову, если тебе шестнадцать лет?

– Да-да! Вы правы! – закивала Лиза. – Мне только двенадцать. Но мне много раз не верили, хотя я говорила правду. (...)



(...) Знаешь ли ты, какую мысль можно назвать странной?

Вопрос показался Лизе легким.

– Конечно! – ответила она. – Это такая мысль, которая…

И тут Лиза вдруг замолчала. Едва она задумалась над вопросом всерьез, как поняла, что совершенно не знает, как на него ответить. Если бы ее спросили, какую мысль можно считать плохой или хорошей, радостной или грустной, она ответила бы сразу. Но что значит «странная»?

– Это такая мысль, которая… – неуверенно начала было Лиза, – не совсем обычная.

– В таком случае какую считать обычной? – сейчас же спросила Странная Мысль.

Лиза уже предчувствовала свой позор, когда ее неожиданно осенило.

– Знаю! – радостно воскликнула она. – Странная мысль – это вы!

– Разумеется, я! – не без гордости произнесла Странная Мысль. – И все же ты не смогла ответить на вопрос.

– Простите меня! – сказала Лиза. – Я запуталась.

– Тогда слушай! – Пришелица осмотрела перламутровый маникюр на своих ногтях, осталась им довольна и продолжила:

– Странная мысль – это такая мысль, на которую откуда ни взгляни, она будет видеться странной. Странной слева. И странной справа. Странной сверху. И странной снизу. Странной издали. И странной вблизи. Она отразится странной в зеркале. И даже если перевернуться вверх ногами и посмотреть на нее из такого перевернутого положения, она и в этом случае останется странной. Но я открою тебе тайну: существует одна-единственная точка, откуда странная мысль перестанет видеться странной и окажется совершенно обычной.

– Где же находится это место? – спросила Лиза.

– Скажи сама.

– Наверное, далеко отсюда?

– Нет.

– Значит, туда не надо ехать на поезде?

– Туда вообще не надо ехать.

Лиза поразмыслила еще с минуту.

– А оно обозначено на географических картах? – спросила она.

– Не обозначено.

– Все-таки я скорее не знаю, чем знаю, – созналась Лиза.

– Ты сейчас меня видишь? – внезапно спросила Странная Мысль.

– Конечно, вижу, – обрадовалась Лиза. – Вот вы! Рядом!

– Что же это значит, по-твоему?

И вдруг Лизу охватил сильный страх.

– Это значит… что я нахожусь на этом месте? – шепотом спросила она.

Странная Мысль утвердительно кивнула.

– Но я…

– Ничего не можешь понять, – закончила ее фразу Странная Мысль.

– Да. Совсем ничего, – созналась Лиза.

– У тебя будет для этого время. А пока знай: существует все, что названо словами. Но еще больше существует того, что ими не названо. А теперь прощай!



(с)Андрей Кутерницкий "Госпожа странная мысль", роман-сказка.

Tags:

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
ami_mercredire
Nov. 12th, 2006 10:05 am (UTC)
Спасибо большое, сказка очень хороша ))
( 1 comment — Leave a comment )

Latest Month

November 2014
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Naoto Kishi