?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry





Загадка почты Брусилова

Есть некоторые основания предполагать, что у Петра Максимова и его спутника стюарда Яна Регальда, которые в группе Альбанова являлись "людьми Брусилова", находились зашитые в одежде в коленкоровых пакетах личные письма Брусилова.
Отсуствие этих писем в пакете к начальнику Гидрографического управления, доставленном Альбановым, авторы некоторых публикаций пытаются объяснять его недобросовестностью. Альбанов постоянно упоминал о банке с письмами в своих дневниках. Но из них же ясно, насколько никчёмной он считал вообще затею с огромными письмами и дневниками и передачей их на Родину. В то время, как Брусилов, Жданко, гарпунёры Денисов и Шлёнский писали огромные тетради, матросы Альбанова готовились к борьбе за выживание во льдах. С ним ушло больше половины крманды - 13 человек, в ключая и самых бывалых, и самых неопытных. Даже датский матрос Нильсен, который был живым талисманом "Аннушки" и плавал на судне ещё в его бытность "Пандорой", покинул борт корабля вместе со штурманом. Очевидно, хотя Альбанов и был отставлен от дел почти на 9 месяцев, мало кто доверял до конца честному и благородному, но неопытному и скрытному капитану Брусилову. Через 40 вёрст Шабатура, Шахнин и Пономарёв, ослабленные болезнью, повернули назад. Но если бы смогли, ушли бы и они.

Импульсивный Альбанов мог просто оставить письма на Земле Франца Иосифа. Ведь в них, если разобраться, не только он, а все члены экспедиции выглядели не очень красивыми "нервнобольными людьми". Вряд ли суровый штурман боялся гнева капитана Брусилова, которого, при всём к нему уважении, изначально считал "блатным", маменькиным сынком и скупердяем, не зная причин этой скупости. К тому же он не мог гарантировать, что каких-то сведений против него не содержится и в выписке из журнала, которую Альбанов обязан был доставить в любом случае. Скорее штурман мог "потерять" письма, чтобы на большой земле вся экспедиция предстала дружными полярниками, достойными продолжения традиций русских мореплавателей. Без обнародования дрязг, ссор и взаимной подозрительности. И в этом случае его нельзя осуждать. Но эта версия судьбы писем со "Святой Анны" справедлива только, если мы примем, что Альбанов до конца перехода все письма, журнал и рапорты нёс только сам. Между тем простейший подсчет веса содержимого в пакете, опечатанном пятью сургучными печатями, а также запаянных вместе с ним в жестяной банке личных документов показывает, что в ней не было личных писем Брусилова, Жданко, корреспонденции В. Шленского. Вспомним, что Альбанов, перед тем как забрать почту, ужасался, какой тяжести окажется несколько недель писавшаяся корреспонденция, но "почта оказалась очень невелика, не более 5 фунтов". Это вес официального пакета, журнала, документов и жестянки. Может, Альбанов и нёс только её, как самое важное? К тому же не надо забывать, что для Брусилова Альбанов являлся уволенным из экспедиции личным недругом, они, по свидетельству Конрада, в течение восьми месяцев почти не разговаривали. Поэтому Брусилов вряд решился бы доверить Альбанову доставку личных писем, вероятно, содержащих нелестные для Альбанова вести.
Возможно, и теперь еще личная почта Брусилова лежит на дне моря с останками Петра Максимова недалеко от юго-западного барьера ледника острова Земля Георга. Будем надеяться, что со временем здесь будут предприняты поиски винтовки Максимова, и - кто знает?- может, найдутся коленкоровые пакеты с почтой Брусилова, которая дополнит историю дрейфа "Святой Анны".





Куда пропала последняя группа матросов Альбанова на земле Георга?

Участок от мыса Ниль до залива Грея (примерно половина пути до мыса Гранта, на котором была назначена встреча) почти всюду представляет собой отвесный обрыв ледникового барьер высотой 20-30 метров. Только первые шесть-семь километров от мыса Ниль пешеходы могли не опасаться трещин, идя по ровной поверхности ледника. Затем на подходе к выступающему из ледника нунатаку - скалистому массиву - их подстерегали глубокие ледниковые трещины, окружающие нунатак со всех сторон. Местами они образуют настоящие ущелья, глубиной до десятков метров, с отвесными краями. Начинаются они сразу от берегового обрыва и несколькими параллельными группами тянутся, постепенно суживаясь, вверх по леднику, на два-три километра от берега к ледниковому куполу, где на высоте 200-300 метров от уровня моря эти трещины зарождаются. Подойдя к трещинам со стороны мыса Ниль, пешеходы, конечно, поняли, что надо подниматься вдоль них к вершине ледника, чтобы обойти трещины. Поскольку ни на мысе Гранта, ни на берегах бухты Грея, куда с судна "Герта" высаживалась спасательная партия в августе 1914 года, следов людей найдено не было, остается предполагать, что пешеходы провалились в одну из трещин, перегородивших им путь в районе упомянутого нунатака.
Средняя скорость сползания в море подобных ледников около 50 метров в год, поэтому ледяной склеп с останками пешеходов уже несколько десятилетий тому назад сполз в море, вероятнее всего, напротив нунатака в семи километрах к юго-востоку от мыса Ниль. Известно, что у старшего пешеходной группы рулевого Максимова имелась винтовка, которую тралением здесь подводным металлоискателем нетрудно обнаружить и теперь.





Куда исчез корабль вместе с оставшимися на нём участниками экспедиции?

Версия 1. Корабль сгорел или был раздавлен льдами


Главной загадкой остается и судьба "Св. Анны" после ухода с нее группы Альбанова. Чаще всего в литературе высказывается предположение о гибели шхуны вследствие разрушения от ледовых сжатий. Однако в той части Северного Ледовитого океана, где протекал дрейф "Св. Анны" в 1914-1915 годах (всего на 100-200 километров севернее Земли Франца-Иосифа и Шпицбергена), уже маловероятны сжатия такой силы, которые могли бы раздавить ее корпус. К тому же следует вспомнить характеристику "Св. Анны", данную А. Э. Конрадом: "Корабль был хорош. Мы неоднократно попадали в сильные сжатия, однако нашу "Аннушку" как яйцо выпирало из ледяных валов. Нет, ее не могло раздавить. Только пожар мог ее уничтожить".
Гибель "Св. Анны" от пожара представляется наиболее вероятной, ведь последнюю зимовку среди ее экипажа вновь распространилось заболевание трихинеллезом от плохо проваренной медвежатины. Известно, что среди медведей, обитающих севернее Шпицбергена, встречаются животные, распространяющие-это заболевание. В начале века у северных берегов Шпицбергена от трихинеллеза умерли участники шведской экспедиции С. Андрэ к Северному полюсу. Если заболела команда на "Св. Анне", то в какой-то роковой момент больные люди могли допустить пожар, уничтоживший деревянное судно.

Версия 2. Корабль был торпедирован немецкой подводной лодкой.

Если же "Св. Анна" не погибла от пожара, то к середине лета 1915 года ее должно было вынести на южную кромку льда, примерно в то же место, где двумя десятилетиями ранее освободился "Фрам" Нансена -севернее Исландии на 200-300 километров. Голода на судне еще не должны были ощущать. Но явно был острый недостаток топлива. Это не позволило бы экипажу запустить паровую машину и преодолеть частые здесь западные ветры, чтобы направиться к Исландии или острову Ян-Майнен. А вот распустить паруса и отдаться на волю этим попутным ветрам, понесшим шхуну к берегам Норвегии, было бы вполне естественно. Затем ее можно было бы направить в Северное море, в пролив между Норвегией и Англией - кратчайший путь на родину.
А ведь как раз в этих водах немецкие подводные лодки с весны 1915 года во исполнение объявленной Германией неограниченной подводной войны беспощадно топили подряд все суда, не спасая их экипажи. По военным сводкам того времени известно, что только в августе - наиболее вероятном месяце появления здесь "Св. Анны"- в водах, примыкающих к Англии, было потоплено свыше ста судов. Поэтому исследователю экспедиции Альбанова и его биографу Троицкому представляется весьма правдоподобной выдвинутая версия, что "Св. Анна" стала неизвестной жертвой немецких подводных лодок.

Версия 3. Корабль был оставлен экипажем после повреждения или пожара. Но никто не дошёл до жилых мест в Гренландии.

Мне, однако более правдоподобной представляется та версия гибели экипажа, которой, судя по всему, придерживался сам Валерьян Альбанов. Дело в том, что Брусилов собирался в случае неблагоприятного исхода экспедиции направиться на ботах к побережью Гренландии.

После ухода Альбанова, судно могло достичь меридиана Шпицбергена, где и была наибольшая веоятность освобождения ото льда, в декабре 1914. Если "Святая Анна" была раздавлена льдами или уничтожена пожаром раньше, никто из высадившихся на лёд, скорее всего, не выжил - земли рядом не было, а с Брусиловым остались наиболее "штатные", но наименее подготовленные к походу во льдах матросы и слабая, хоть и сильная духом женщина. Шансов никаких. Однако скорее всего "Аннушка" могла продрейфовать со льдом южнее - к Юго-восточному побережью Гренландии. Брусилов безусловно знал опыт экспедиции немца Карла Кольдвея, чьё судно "Ганза" раздавило льдами всего в 10 километрах от Гренландского берега ещё в октябре 1869. Капитан Генрих Хегеманн и его дисциплинированные матросы дрейфовали на 13 километровой льдине,а затем, когда она стала быстро таять,в шлюпках под парусами на юг восемь месяцев, пока не достигли прибрежных льдов Гренландии. Далее, делая по 500 метров в день, они по торосам дошли до берега Гренландии, но им повезло, что сравнительно недалеко оказался прибрежный посёлок Юлианехоб. Отважные и дисциплинированные немцы не потеряли ни одного человека.

В случае, если корабль сгорел или был раздавлен льдами вблизи Гренландии, Брусилов, соблазнившись близостью берега, мог попытаться дойти до Гренландии по льду или доплыть на ботах. Наконец, он мог просто бросить корабль, расчитывая быстро дойти до берега. Однако ему и повезти могло гораздо меньше. 13 человек, ослабленные трихинеллёзом и тремя зимовками во льдах, к сложному переходу были не подготовлены. Дойти до Гренладии в этом случае удалось немногим. А ведь надо было ещё добраться до жилых мест. Один посёлок в то время отделяли от другого десятки, а иногда и сотни километров. Вполне возможно, что последние следы капитана Брусилова и невезучей команды "Аннушки" следует искать на пустынном восточном побережьи Гренландии. К этому склонялся и штурман Альбанов. Он поехал к Колчаку, как вспоминал Георгий Крушинов, помощник капитана "Севера", с предложением "организации поисков "Святой Анны" у берегов Гренландии". Но получил жёсткий отказ. Возможно, ссора с Колчаком и стала причиной его смерти. Проверить гренландкую версию исчезновения капитана Брусилова никому так и не было суждено.

Впрочем, наиболее вероятный вариант окончания экспедиции из всех перечисленных выбирайте сами.




Были ли Конрад и Альбанов единственными из экспедиции Брусилова, кто выжил?

В конце 70-х годов редакция журнала "Вокруг света" получила сообщение от жительницы Таллинна Г. Молчанюк, дальней родственницы Е. А. Жданко, что якобы незадолго до войны в Ригу приезжала с сыном или дочерью... Ерминия Брусилова, уехавшая затем в Францию, где проживала постоянно. Родственники А. Жданко, живущие в Москве, считают весьма маловероятным, чтобы настоящая Ерминия Жданко, или Бруcилова, если ей удалось спастись со "Святой Анны", не попыталась бы разыскать своих родственников в России, говорили также, что среди Жданко имелась еще одна Ерминия Александровна, дальняя родственница московским Жданко, проживавшая в Югославии. Однако окончательно исключить вариант спасения Ерминии Жданко, а также возможно и капитана Брусилова с корабля мы не можем. Особенно, если принять последний вариант гибели "Святой Анны". В случае, если им всё-таки удалось дойти до эскимосских поселений на пустынном побережьи Гренландии, а оттуда переправиться в Данию или Францию, показываться в России у Брусилова, невольно обанкротившего огромную экспедицию и оставшегося с огромными долгами, не было никаких причин. Чудом спасшиеся участники экспедиции вполне могли устроиться во Франции. Хотя шансы на такой благоприятный исход событий всё же ничтожны.

Дневник Иоанны Шарпантье.

В 1928 году в Ленинграде в издательстве "Вокруг света" вышла как перевод с французского книга Р. Гузи "В полярных льдах" с подзаголовком, что это дневник Ивонны Шарпантье - медсестры с погибающей во льдах парусной шхуны "Эльвира". В книжке рассказывалось о дрейфе шхуны во льдах, уходе части экипажа во главе со штурманом и о печальном конце оставшихся - все умерли от голода и болезней. Якобы незадолго до смерти автор дневника -медсестра Шарпантье, последняя из оставшихся еще в живых, зашила дневник в кожаный мешок с поплавками и положила на лед. Его и нашло на севере Атлантики норвежское китобойное судно, капитан которого передал дневник швейцарскому ученому - естествоиспытателю Р. Гузи. Хотя участники трагедии, рассказанной медсестрой Шарпантье, носят в книге норвежские фамилии, аналогия с экспедицией Брусилова практически полная. Это и подтвердилось, когда был найден французский оригинал книги Р. Гузи. В нем весьма правдоподобно описывается история "Св. Анны" экспедиции Брусилова, но автор дневника - медсестра - названа Наташей Сидоровой, причем сведения о ней путаны и неубедительны. Было сделано предположение, что Р. Гузи, ознакомившись с опубликованной в 1925 году на немецком языке книгой В. И. Альбанова, досочинил историю гибели оставшихся на "Св. Анне", изобразив свой вымысел в виде рассказа некоей медсестры Наташи Сидоровой.
Изучение других книг Р. Гузи это подтвердило: в своей книге о первых полетах в Арктику, вышедшей в 1931 году, касаясь своей прежней книги о "Св. Анне", Р. Гузи писал: "Я попытался каким-то образом восстановить события, происходившие с оставшимися членами экспедиции Брусилова". Казалось бы, все ясно. Но некоторые исследователи высказывают предположение, что, быть может, Е. А. Жданко каким-то образом все же спаслась и передала Р. Гузи свой дневник для опубликования с обязательным условием представить его как вымысел. Хотя такая версия кажется неправдоподобной, но только тщательное изучение текста двух французских изданий книги Р. Гузи о "Св. Анне", а также всех обстоятельств появления в Риге в предвоенные годы Е. Брусиловой позволит вынести определенное заключение.




Личность В. И. Альбанова всегда будет привлекать внимание полярных исследователей и всех, кто интересуется Арктикой, как пример несгибаемого мужества в, казалось бы, безвыходных обстоятельствах. Сам Альбанов послужил прототипом бесстрашного штурмана Климова в романе Каверина "Два капитана", который по льду вывел людей со шхуны "Святая Мария" и сохранил дневник капитана Татаринова.
В память об Альбанове в Арктике в разные годы появились географические названия: мыс Альбанова (Земля Франца-Иосифа), ледник Альбанова (Северная Земля), остров Альбанова (гавань Диксон). С 1971 года бороздит полярные воды гидрографическое судно "Валериан Альбанов", построенное в Финляндии специально для исследования арктических морей. В кают-компании судна хранится охотничий нож Альбанова, подаренный экипажу дальними родственниками полярного штурмана.
Несмотря на неудачу, экспедиция на "Святой Анне" внесла огромный вклад в составление точной карты арктического бассейна и подводных течений, поэтому её научная ценность не подлежит сомнению.
В географических названиях закреплена также память и о других участниках экспедиции на "Св. Анне". На картах Земли Франца-Иосифа значатся ледник Брусилова (остров Земля Георга), мыс Жданко (остров Брюса), мысы Конрада и Губанова (остров Мейбл), бухта Нильсена (остров Белл). На картах Карского моря наносится глубоководный желоб Анны, а против него на Новой Земле мыс Анны - в память о трагической экспедиции на "Св. Анне", ставшей частицей истории освоения и изучения полярных районов нашей Родины.




Для желающих я могу выложить в архиве дневник Альбанова "На юг к Земле Франца-Иосифа" с рисунками самого штурмана

Comments

( 8 comments — Leave a comment )
naishome
Mar. 28th, 2006 12:43 pm (UTC)
Если вам не трудно, выложите.
ex_bolonk
Mar. 28th, 2006 12:52 pm (UTC)
Спасибо!
на дневник - я желающий! Буду признателен!
melanyja
Mar. 28th, 2006 04:15 pm (UTC)
Спасибо!
beldmit
Mar. 28th, 2006 06:24 pm (UTC)
Спасибо!
old_fox
Mar. 29th, 2006 12:58 pm (UTC)
Всегда пожалуйста.
Очень запутанная экспедиция, а всё потому, что за парадной шумихой люди с самого начала не договорились по-человечески.

Меня ещё всегда интересовало, в кого именно и почему не стрелял Александр Конрад.
Но на эту загадку ответа точно не будет никогда. Потому что, чтобы на неё ответить, надо в том числе понять, из-за чего окончательно перессорилась команда. Можно найти винтовку Максимова, останки Брусилова, отыскать архив Альбанова в Ленинграде, даже письма или вещи со "Святой Анны", но концов личных отношений на корабле уже не найдёшь, хотя корни неприязни понятны.
Герои истории ничего уже не скажут.

А следующими в арктическом цикле будут, скорее всего, Папанов (тот самый, на льдине) и чуть позже Русанов ("Геркулес" - третья пропавшая русская экспедиция лета 1912 наряду с Седовым и Брусиловым).
cowboy_chur
Mar. 29th, 2006 10:12 am (UTC)
Спасибо!
odynokiy
Aug. 29th, 2010 01:49 pm (UTC)
http://cold-area.livejournal.com/
Найден лагерь пешей группы штурмана Альбанова.
siberia34
Nov. 15th, 2011 02:14 pm (UTC)
Интересно... "Модель "Св. Анны", длиной около 60 сантиметров, собственноручно сделанную Альбановым, В. И. Задорина в 1930-х годах видела в семье Г. Д. Крутикова.(???) Очевидно, позже она находилась у его сына - Александра Григорьевича Крушинова, работавшего в 1950-х годах инженером на одном из заводов в Новокузнецке (тогда город Сталинск) Кемеровской области."...
Это из статьи Владилена Троицкого "Подвиг штурмана Альбанова". Александр Григорьевич Крушинов - мой дед. Его отец (мой прадед) Григорий Крушинов(не Георгий!)действительно был помошником капитана парохода "Север".

( 8 comments — Leave a comment )

Latest Month

November 2014
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Naoto Kishi