?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Ксёндз Тшечак и немецкая награда

На улице Сенаторской во дворе костёла святого Антония собралось множество людей. Здесь были прихожане, жители отдалённых домов, которых восстание застало в Старом Городе, несколько священников и монахов. Все они искренне верят, что найдут приют и убежище под крышей знаменитого ксёндза-прелата Тшечака, настоятеля костёла и пастыря прихода. Во время оккупации ксёндз умело использовал знакомства и связи, к тому же с ним странным образом считались гитлеровцы, прислушиваясь к его мнению.
Сколько людей, схваченных в уличных облавах, ксёндз Тшечак вытащил из временного лагеря на Скажишевской и спас от концлагерей, заключения в гестаповской тюрьме на Павяке или от угона на работы в Германию! У него долгое время скрывался от гитлеровцев бывший командир дивизии полковник Игнаций Озевич. Люди удивлялись, когда при встрече важный когда-то полковник подобострастно целовал ксёндза-прелата в руку, а тот не только не отстранялся, а даже по привычке заранее протягивал руку для поцелуя.
Подпольщики тоже пользовались ситуацией. На квартире костёльного органиста и распорядителя церковной канцелярии Владислава Стефаньского (псевдоним «Спец») разместили склад оружия и боеприпасов и открыли курсы стрелкового дела для диверсионного отряда «Ёжики». После каждого занятия с оружием каменщик Костшевский снова замуровывал его в стену.

Как-то раз за два дня до начала Восстания Спец случайно нашёл на чердаке странные металлические банки и шланги. Оказалось, что фабрика Венцковского готовила для повстанцев огнемёты и самовольно устроила себе склад на чердаке костёла. Ксёндз потребовал всё вынести, но до начала Восстания сумели забрать только небольшую часть огнемётов. Всё время оккупации на территории костёла находилась кухня для бедняков и бездомных. Ксёндз Тшечак всегда умел где-то найти для кухни необходимые запасы муки, мяса, сахара, а также снабжал продуктами и укрывавшихся подпольщиков и беглых пленных.
Однако окрестное население, преклоняясь перед заслугами прелата, относилось к нему с большим недоверием и настороженностью. Ведь было ясно, что тот сотрудничает с немцами. Сами немцы неоднократно приглашали ксёндза на выступления, но от участия в мероприятиях вместе с офицерами он всякий раз деликатно отказывался.
Теперь он стоял на подворье костёла и успокаивал прихожан:

- Успокойтесь, вам ничего не сделают. Я вас защищу.

Утром 8 августа отряд эсэсовцев входит в ворота костёла. Они стреляют из автоматов во все стороны и кричат на церковных служек:

- Где есть польские бандиты?

- Здесь только гражданское население.

Гитлеровцы обыскивают костёл, выгоняют людей на площадь и ставят под стеной.
На шум из притвора выходит ксёндз-прелат Тшечак и спокойно на чистом немецком языке обращается к ближайшему эсэсовцу:

- Позовите командира. У меня есть для него очень важная информация.

Подходит огромного роста эсэсовец в гимнастёрке с закатанными рукавами и в каске.

Седой ксёндз молча с достоинством распахивает сутану.



На груди ксендза Тшечака все видят немецкий орден. Затем ксёндз показывает командиру карателей бумаги, подтверждающие подлинность награды. Гитлеровец вытягивается по стойке «смирно», выбрасывает вверх руку, а затем обращается к подчинённым:

- Этот дом не подлежит проверке. Все могут быть спокойны.

За это время органист Стефаньский, двое его сыновей и несколько подпольщиков из отряда «Ёжики» успевают скрыться в той части костёла, до которой немцы ещё гне дошли. Ночь прошла спокойно. Только в воздухе долго висело зарево и тянуло сожжёнными трупами. Это эсэсовцы сожгли вечером Мальтийский госпиталь. Утром ксёндз велел всем выходить и идти к утренней молитве:

- Будьте спокойны, я вас защищу.

Ксёндз-прелат начинает службу. Сын органиста прислуживает при алтаре. Внезапно на амвон входит бледный викарий Зигмунт Яркевич:

- Медленно выходите из костёла во двор и … Не стреляйте… Они снова здесь.
Органист перестаёт играть. Со стороны входа слышится стрельба и крики. Эсэсовцы выводят всех из костёла, строят в колонну и через пробитое в стене отверстие переводя на территорию занятой ими галереи Люксембурга. Оттуда колоннами с поднятыми руками гонят на Театральную площадь, поставив всех священников во главе бегущих.
Немцы бьют людей прикладами и приказывают разбирать огромную баррикаду, построенную повстанцами из булыжников и кусков гранитных плит на углу Театральной площади, Сенаторской и Белянской. Из-за баррикады раздаются крики:

- Люди, поляки, пригибайтесь, ложитесь, прячетесь за нашей баррикадой!

Через минуту снайпера начинают стрелять в укрывающихся за спинами эсэсовцев. Немцы открывают беспорядочный огонь. Люди бегут, некоторым удаётся перелезть за баррикаду. Ксёндз-прелат Тшечак стоит сбоку с портфелем в руке и оглядывается по сторонам, будто ищет кого-то. В какой-то момент унтер-офицер знаками велит ему присоединиться к остальным и разбирать баррикаду. Ксёндз не реагирует. Немец поднимает автомат и прицеливается, но командир даёт ему знак опустить автомат.

Оставшиеся эсэсовцы сгоняют людей вбок и снова строят в колонны. Ксёндз-прелат идёт в последнем ряду вместе с органистом Стефаньским и его племянницами: Аней и Стефой, которая ведёт за руку маленького ребёнка.
Вдруг раздаётся одиночный выстрел. Ксёндз Тшечак со стоном валится на землю. Останавливаться нельзя. Ксёндз Тшечак остаётся лежать на мостовой в луже крови. Когда-то ещё в 1935 он ездил в Германию с теологическими лекциями, на которых обосновывал избранность Гитлера и Муссолини как орудий в руце господней за все грехи Израиля. За эти лекции ксёндз Тшечак и получил немецкую награду. И спокойно жил в оккупации.
Теперь же, не зная точно, как надлежит поступить с подозрительным священником и его орденом, эсэсовцы просто застрелили его. На всякий случай.

А с остальными было так. Сначала расстреляли во дворе дома на улице Альберта всех, при ком нашли бело-красные нарукавные повязки. Потом отделили двадцать женщин и детей, окружили ими танк и погнали в следующую атаку на баррикаду. За несколько следующих часов эсэсовцы добавили к колонне жителей улицы Альберта и делят группу на две колонны. Первую маленькую группу расстреливают на Театральной площади. Остальных сгоняют в Саксонский Сад. Мужчин и детей, при которых не находят документов, расстреливают на месте.
Затем они строят остальных на главной аллее парка у плиты, положенной здесь в честь Пилсудского. Готовят пулемёт.
Внезапно со стороны Мировской площади раздаются залпы и взрывы гранат.Это идут в атаку повстанцы. Эсэсовцы с проклятиями перетаскивают пулемёты к площади и ожидают команд офицера. В этот момент все заложники, воспользовавшись замешательством конвоя, разбегаются по территории парка.

Органист Стефаньский незаметно возвращается в костёл на Сенаторской. Там его сын «Зенон» (Рышард Стефаньский) ещё прячется вместе с тремя безоружными повстанцами из отряда «Ёжиков». Их так и не нашли. Через два дня перегруппировавшийся отряд «Ёжиков» атакует Сенаторскую и выбивает эсэсовцев с территории костёла. Повстанцы набрасываются на немцев с тыла и захватывают ручной пулемёт. Вскоре «Зенон» с товарищами присоединяются к отряду, в котором их пятый день считают убитыми. На следующий день с чердака костёла забирают все огнемёты и отходят в сторону баррикад. Вместе с повстанцами уходит и органист Стефаньский.

Больше в костёле никто не живёт.

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
true_mothlike
Nov. 9th, 2005 10:24 am (UTC)
Очень интересно, спасибо.

Кстати, недавно начавшим читать ваш журнал и интересующимся данной публикацией было очень радостно видеть теги, позволяющие найти сразу все записи по теме :)
katemach
Nov. 9th, 2005 11:30 am (UTC)
спасибо
sciuro
Nov. 9th, 2005 08:19 pm (UTC)
Спасибо!

Warsaw_1944
ap_ar
Nov. 9th, 2005 09:01 pm (UTC)
Спасибо! Ждем продолжения...
( 4 comments — Leave a comment )

Latest Month

November 2014
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Naoto Kishi