?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Идёт вторая неделя восстания. узкие улочки Старого Мяста ощетинились баррикадами. Постепенно повстанцы переходят к активной обороне во всех занятых районах города. Спят по очереди. На баррикадах на Даниловичевской и Белянской готовятся к отражению танковых атак. Тёплой августовской ночью 1944 на баррикаде слушают рассказы Гриши-красноармейца. Гриша только что бежал из KZ Warschau и присоединился к первому же отряду повстанцев, сказал, что хочет драться с немцами "за нашу и вашу свободу". Польского языка Гриша не знал, учился всему на ходу, на вопрос, как его зовут, отвечал "Гриша", а кто он такой - "Красноармеец". Так его и прозвали "Krasnoarmiejec Grisza".
На баррикаде Гриша, мешая русские и польские слова, как умеет рассказывает о жизни, которая была до войны, и о жизни, которая наступит после. Светает. Связистки приносят на позиции кофе, чтобы не давать заснуть бойцам. Внезапно начинается огонь артиллерии. Вскоре со стороны Вежбовой выезжает танк. Баррикада молчит и ждёт. Из особняка Брюля выбегают немецкие пехотинцы и, укрываясь за танком, начинают наступать. Гриша некоторое время внимательно наблюдает, а потом со смехом, как будто увидел что-то смешное и даже непристойное, покачивая головой бросает в сторону:
- Ну, суки, ах сукины сыны! Ну давай, давай, брат!
Он не спеша берёт винтовку и вдруг открывает огонь. Стреляет уверенно, с маленькими паузами и быстро меняет обойму. Через пару минут повстанцы на баррикаде не могут скрыть радости: за танком шло десять немцев, Гриша положил на месте восемь и одного ранил. С восьмидесяти с лишком метров. При том, что оружие Гриши казалось польским повстанцам едва ли не таким же странным, как и он сам: бог знает откуда взятый немецкий "Маузер" со спиленной мушкой и обрезанным стволом. Танк продвигается вперёд.
И тут со стороны руин Большого театра выходят эсэсовцы и начинают сгонять толпы людей. Эсесовцев немного, но, надёжно укрывшись за спинами жителей окрестных домов, они медленно идут к баррикаде. Люди тоже идут не прячась: ну не станут же повстанцы стрелять по своим! Наконец со стороны ратуши ударил пулемёт.


Немцы продолжают гнать людей прямо на баррикаду. Эсэсовский офицер укрывается за обломком стены магазина Бруно и сквозь пролом делает отчаянные знаки то ли солдатам, то ли экипажу танка. В дыму видна только рука. Гриша берёт чуть повыше и стреляет. Через несколько секунд мёртвый корректировщик-эсесовец вываливается сквозь пролом. Его каска катится по улице и остаётся посредине между баррикадой и приближающейся толпой. Раздаётся команда "Огонь". Люди, оказавшиеся под прямым перекрёстным огнём пытаются добежать до мешков с песком и перепрыгнуть за баррикаду. Оставшиеся уже совсем без прикрытия эсэсовцы пытаются отступить к танку, но уйти уже никому не удаётся. Среди спасшихся за баррикадой селобородый православный поп. Он показывает рукой на площадь и что-то повторяет. Поляки понимают его очень плохо. Понятно только, что он хочет достать чемодан с вещами, который уронил на площади. И ещё "Господи, помилуй". В это же время танк останавливается на середине площади и начинает стрелять по баррикаде. Гриша наклоняется к священнику, слушает его, потом кивает головой, внезапно перепрыгивает баррикаду и бежит по площади.
Одет Гриша как и все повстанцы в Старом Мясте: в трофейный эсесовский камуфляж-"пантерку". На ходу он подбирает немецкую каску и становится неотличим от немецкого солдата. Танк прекращает огонь и подъезжает ближе к солдату, чтобы дать ему возможность добежать и укрыться за бронёй. Но тот внезапно подбирает на мостовой чемодан и пригнувшись... бежит обратно! Сориентировался экипаж танка слишком поздно. Повстанцы забрасывают танк бутылками с горючей смесью. Только тогда экипаж начинает стрелять по Грише из пулемёта. Но тот успевает перепрыгнуть мешки с песком. Танк замирает недалеко от баррикады и больше уже не движется с места. Атака отбита.
В чемодане оказывается церковная утварь и ценности. Батюшка хочет наградить спасителя, но молодой русский парень равнодушно пожимает плечами:
- Нет, я за свободу...

За этот бой Красноармеец Гриша получил KW - Крест отважных, наиболее уважаемый среди польских партизан орден за исключительное личное мужество в бою. Вскоре он стал любимцем баррикад у ратуши, а авторитет его неоднократно подтвержался меткой и очень быстрой стрельбой...

Гриша погиб в бою через две с половиной недели. Почти каждый день он рассказывал о жизни после войны и уверял, что со дня на день обязательно придёт на помощь Красная Армия, и все вместе пойдут бить немца.

А как на самом деле звали Гришу-красноармейца никто так и не узнал. Точно так же, как в России никто из его родных или однополчан не узнал, как он погиб.



Дополнено

О появлении красноармейца Гриши среди повстанцев вспоминает его первый командир Тадеуш Гарлиньский "Белт":

Минут за двадцать до условленного времени начала восстания штурмовая рота "Р-20", на базе которой позже был развёрнут отряд "Белт", под моим началом перешла в наступление на здание школы на улице Бароковой, где находился немецкий полевой госпиталь.

Немцы не дали застать себя в расплох и встретили нас сильным огнём. Повстанцы, не сумев занять здания школы, занимают дома по правой стороне улицы и обстреливают школу из окон и с балконов. В это время моё внимание привлекает молодой мужчина. Он стоит прямо в арке дома и, укрываясь за решёткой ворот, метко бьёт по окнам школы из карабина "Маузер",не давая немцам на втором этаже высунуться и не обращая при этом никакого внимания на сильный обстрел. После каждого выстрела громко ругается по-русски. Бело-красной повязки на рукаве у него нет. Один из жителей дома подбегает ко мне и говорит:

- Пан поручик, я этого штатского знаю! Арестуйте его - это украинец! Или власовец! Он пару дней тому назад под конвоем чемоданы со двора в школу переносил.
Подхожу к штатскому без повязки и строго говорю:

- Сдать оружие! Ты не повстанец.
- А я с вами пойду!
- Ты кто такой?



- Красноармеец Семёнов попал в немецкий плен.
- Точнее. Откуда?
- Гриша. Григорий Семёнов. Красноармеец. Родом с Урала. Бежал из госпиталя с работ. Хочу вместе с вами бить гадов. Возьмите меня в отряд! Буду вместе с вами - за свободу.
- Сдай оружие. Сначала доложу командованию о твоей просьбе, а там посмотрим.
Выделяю ему провожатого, чтобы отконвоировать Гришу в штаб на Длугой 25. Через несколько минут кто-то из местных снова тычет пальцем в Гришу и говорит:
- Пан поручик, а у этого типа ещё и пистолет есть.
- Почему не сдал оружие? У тебя ещё и пистолет есть?
- Есть... Наган.
Медленным движением Гриша засовывает руку в карман, вынимает наган и твёрдо говорит:
- Если вы у меня и наган отберёте, я лучше сразу застрелюсь. Я ведь его давно прячу. В этом дворе. С этого вот нагана я первого немца убил и винтовку себе добыл. Вот женщина видала. Она вам может подтвердить. Движением руки он показывает на молодую женщину в толпе.
- Пан поручик, Гриша правду говорит - отзывается женщина.
Решение принимаю на месте:
- Хорошо, Гриша. Пойдёшь с нами в бой. Наган оставь. А за меткую стрельбу первый карабин, который мои ребята добудут, тебе вручу лично.
Гриша встаёт в строй повстанцев и следующие полдня от радости не отходит от меня ни на шаг. Среди ребят с первого дня выделяется отличной строевой и стрелковой подготовкой. Показывает повстанцам пример отваги и воинской смекалки. В первых же боях он добывает винтовки для нескольких бойцов. На второй день при повторном удачном штурме школы берёт в плен двух гитлеровцев. После боя вечером перед строем я вручаю Грише обещанную винтовку, говорю несколько добрых слов о его солдатской доблести и отваге и повязываю ему на рукав нашу бело-красную повязку. Гриша очень взволнован. По-польски он говорит нескладно, простыми словами:

- Товарищи, я... Я теперь вместе с вами буду драться. За свободу. А винтовку эту, товарищи, я к себе отвезу потом... На Урал.



Мне всё больше хочется рассказывать не только о событиях Варшавского восстания и его причинах, обо всём том, что известно по воспоминаниям, журнальным статьям и самым разным и противоречивым свидетельствам. Хочется ещё рассказывать о его людях - бойцах самых разных национальностей, профессий и убеждений.
Я понимаю, что Красноармеец Гриша из АК или советские пограничники с баррикад AL в Старом Городе - вовсе не типичные солдаты восстания. Но начать хочется именно с русского солдата.

Comments

( 38 comments — Leave a comment )
pzkpfw
Oct. 28th, 2005 07:56 pm (UTC)
Очень интересный рассказ, спасибо за него.
А откуда он?
old_fox
Oct. 28th, 2005 08:01 pm (UTC)
Из России
Гриша-красноармеец? Никто не знал и не узнал. Точто так же, как практически неизвестны имена наших пленных офицеров-пограничников, которых освободили из немецкой тюрьмы, после чего они вступили в Третий батальон AL рядовыми.
Потому что к 29 августа все они уже погибли. До одного.
Остались только воспоминания тех, кто дрался с ними рядом и остался жив.
av_seliverstov
Oct. 28th, 2005 08:32 pm (UTC)
Вот до самих поляков донести бы этот рассказ.
old_fox
Oct. 28th, 2005 08:50 pm (UTC)
Кому надо, знают.
Это из очень известной книги воспоминаний о боях в историческом центре Варшавы "Переход через ад". "Красноармейца Гришу" вспоминали месяцев пять назад даже на форуме теперешнего Музея Варшавского восстания. Сами поляки.
Но и мы с вами должны понимать, что и Красноармеец Гриша, и офицеры-пограничники из тюрьмы на Даниловичевской, составившие "русский взвод" в батальоне АЛ, этогероические исключения.
В в сентябре на Чернякове наше командование бросило на Чернякове советский десант, в котором были не только поляки-берлинговцы из сформированной в СССР Первой дивизии Войска Польского, но и советские солдаты и офицеры. В основном бывшие пограничники (досталось нашим пограничникам в Варшаве в 1944). Занятые с боем плацдармы, которые они удерживали на Верхнем Чернякове вместе с лучшими диверсионными батальонами повстанцев "Зоська" и "Парасоль" оказались не нужны. Красная Армия так и не пришла. Практически все они погибли.
А вот из-за чего, нужно и возможно ли это было, не могли или не хотели, это очень большие вопросы. И на них НЕТ однозначного ответа до сих пор. Ни у одной из сторон конфликта. А пропаганда есть. Раньше была удобна одна, сейчас другая.
Потому я и начал заниматься этим вопросом, и собираю материал уже больше 10 лет. Обсуждать всю проблематику Восстания и мифы о нём в комментариях к статье памяти Красноармейца Гриши я не буду.
Читайте журнал. Я много об этом пишу. И буду ещё чаще.
(no subject) - ex_philippok289 - Oct. 28th, 2005 09:21 pm (UTC) - Expand
(no subject) - old_fox - Oct. 28th, 2005 09:31 pm (UTC) - Expand
(no subject) - ex_philippok289 - Oct. 28th, 2005 09:48 pm (UTC) - Expand
(no subject) - ex_philippok289 - Oct. 28th, 2005 09:17 pm (UTC) - Expand
(no subject) - old_fox - Oct. 28th, 2005 09:23 pm (UTC) - Expand
(no subject) - ex_philippok289 - Oct. 28th, 2005 09:28 pm (UTC) - Expand
Спасибо - old_fox - Oct. 28th, 2005 09:34 pm (UTC) - Expand
Re: Спасибо - ex_philippok289 - Oct. 28th, 2005 09:37 pm (UTC) - Expand
Re: Спасибо - old_fox - Oct. 28th, 2005 09:43 pm (UTC) - Expand
Re: Спасибо - ex_philippok289 - Oct. 28th, 2005 09:50 pm (UTC) - Expand
Re: Спасибо - ex_philippok289 - Oct. 28th, 2005 09:52 pm (UTC) - Expand
Как же как же :) - old_fox - Oct. 28th, 2005 10:01 pm (UTC) - Expand
Re: Как же как же :) - ex_philippok289 - Oct. 28th, 2005 10:09 pm (UTC) - Expand
Кашубы - old_fox - Oct. 28th, 2005 10:17 pm (UTC) - Expand
Re: Кашубы - ex_philippok289 - Oct. 28th, 2005 10:32 pm (UTC) - Expand
Re: Кашубы - ex_philippok289 - Oct. 28th, 2005 10:41 pm (UTC) - Expand
Re: Как же как же :) - ex_philippok289 - Oct. 28th, 2005 10:21 pm (UTC) - Expand
(no subject) - av_seliverstov - Oct. 28th, 2005 09:24 pm (UTC) - Expand
(no subject) - ex_philippok289 - Oct. 28th, 2005 09:31 pm (UTC) - Expand
(no subject) - av_seliverstov - Oct. 28th, 2005 09:39 pm (UTC) - Expand
el_d
Oct. 28th, 2005 11:12 pm (UTC)
Спасибо большое.

С уважением,
Антрекот
pzkpfw
Oct. 29th, 2005 05:28 am (UTC)
Вчера вот сайт видел по Варшавскому восстанию, а сейчас не могу никак найти... Там куча фоток, ролики какие-то...

Что-то типа "варшавапрайзинг".
lemur_
Oct. 29th, 2005 07:41 am (UTC)
Большое спасибо. Нетерпеливо ждем продолжения.
maskodagama
Oct. 29th, 2005 09:07 pm (UTC)
у вас очень много этому посвящено...и подозреваю, что и до "зафренжения" тоже...хотелось бы всё прочитать...
может быть, тэгом пометите?
old_fox
Oct. 29th, 2005 09:22 pm (UTC)
Можно
Тогда разными тэгами.Про людей и про события.
Но основную часть я буду писать позже - литературы из Польши новой приходит много, надо всё переработать и осознать.
(Deleted comment)
old_fox
Nov. 1st, 2005 06:07 pm (UTC)
Вы скажите, про что бы вам хотелось, а я вам просто накидаю ссылок
willie_wonka
Nov. 8th, 2005 08:11 am (UTC)
Prośćiutkie pytanie: kto to Gajcy?
Chodzi mi o to:

Czesław Miłosz

Ballada

Na równinie stoi szare drzewo
Pod nim siedzi matka w małym cieniu.
Obłuskuje jajko na twardo
I popija herbatę z butelki.
Miasto widzi którego nie było,
Błyszczą mury i wieże w południe,
Na gołębie kołujące stadem
Patrzy matka a wraca z cmentarza.

- Zapomnieli, synku przyjaciele.
Nikt z kolegów ciebie nie wspomina.
Narzeczona dzieci urodziła
I o tobie nie pomyśli w nocy.
Zbudowali w Warszawie pomniki
A na żadnym twojego imienia.
Tylko matka, póki jest, pamięta.
Jaki śmieszny byłeś i dziecinny.

Leży Gajcy przysypany ziemią
Już na wieki dwudziestoletni.
Nie ma oczu ni rąk ani serca,
Nie zna lata ni zimy ni wiosny.
A co roku huczą w rzekach lody,
W ciemnym lesie zawilec rozkwita.
Czeremchami napełniają dzbanki,
Nasłuchują co kukułka wróży.

Leży Gajcy, nigdy się nie dowie,
Że warszawska bitwa zeszła na nic.
Barykadę na której umierał
Rozebrały popękane ręce.
Biegły wiatry, niosły pył czerwony,
Spadły deszcze i słowik zaśpiewał.
Pod obłokiem krzyczeli murarze,
Podciągali w górę nowe domy.
- Mówią synku, że wstydzić się trzeba,
Że niedobrej broniłeś ty sprawy
A ja nie wiem, niechaj Bóg osądzi
Kiedy z tobą rozmawiać nie mogę.
Pokruszone twoje kwiaty w pyle,
To ta susza, wybacz mój jedyny,
Czasu mało, a jeżeli przyjdę,
Z tak daleka muszę nosić wodę.

Matka chustkę pod drzewem poprawia.
Świeci skrzydło gołębia na niebie,
Zamyśliła się, zapatrzyła się,
Przestwór taki wysoki, wysoki,
I tramwaik pędzi w stronę miasta,
A tam dwoje młodych za nim goni.
Zdążą, myśli matka, czy nie zdążą ?
Dogonili. Wsiedli na przystanku.
old_fox
Nov. 8th, 2005 11:01 am (UTC)
Tadeusz Gajcy
В АК "Кароль Топорницкий". Родился в 1922 году. Студент-полонист. Один из создателей, а после ареста и расстрела гитлеровцами Тшебиньского редактор известного в годы оккупации литературного альманаха "Sztuka i narod".
Начал публиковаться в 1942-43 годах и сразу же получил признание практически всех маститых польских критиков и поэтов. Первый и наиболее известный сборник "Widma" (1943).
Это был с одной стороны основной опонент Боровского (в каком-то смысле анти-Боровский), а с другой стороны явный опонент "Скамандра", поэтов которого он обвинял в красивости и безыдейности.
В 400-летие со дня рождения Коперника Гайцы вместе с двумя другими известными молодыми поэтами (Боярским и Строиньским) положил венок под памятником. Немцы стреляли в него, но
не попали. Попали в Боярского, который был смертельно ранен.

Тадеуш Гайцы погиб с оружием в руках во время Восстания 16 августа 1944 в знаменитом доме на улице Пшеязд 1/3. Этот дом немцы подорвали вместе со всеми защитниками, после того, как не смогли взять его штурмом. Все остались под обломками. Сейчас он похоронен на Повонзках в Варшаве. Тихо и без особых почестей.

Гайцы считался и считается одним из самых талантливых поэтов сороковых. Возможно самым талантливым. Но он навсегда остался в тени Бачиньского. У Гайцы не было индивидуальной легенды. Он не был, как Бачиньский, солдатом элитного штурмового батальона подпольщиков, у него не было романтической индивидуальной смерти (Бачиньский был часовым на верхнем этаже дворца Бланка и до последнего отстреливался от атакующих немцев на своём посту, где и был смертельно ранен, чему свидетелями были десятки людей из его же батальона. А вот о том, как умерли Гайцы и Стоиньский просто уже не смог никто рассказать). У него не было красавицы и умницы жены,всеобщей любимицы, которая, будучи смертельно раненой через несколько дней после смерти мужа, до последней минуты сжимала в руках томик его стихов.
Всё это было у Бачиньского.
А Гайцы был рядовым повстанцем, хотя и не менее (если не более) талантливым поэтом.
Поэтому его стихи не издавали после войны тиражами в полмиллиона экземпляров и не называли его именем школ. Он просто lezy przysypany ziemia.
Но именно потому, что Гайцы писал талантливые и странные стихи, его помнят до сих пор. Это теневой лидер польской военной поэзии. Неудивительно, что Милош написал именно о нём.
snarka
Nov. 10th, 2005 10:45 pm (UTC)
>> Хочется ещё рассказывать о его людях - бойцах самых разных национальностей, профессий и убеждений.
Я понимаю, что Красноармеец Гриша из АК или советские пограничники с баррикад AL в Старом Городе - вовсе не типичные солдаты восстания. Но начать хочется именно с русского солдата.>>

Спасибо за интереснейшие рассказы! :) Именно о людях и интересно, а не о цифрах и массах. Причем нетипичные люди - это как раз и есть самое интересное :). Тем и замечательны ваши истории, неважно где и когда происходит дело.
b0gus
Mar. 29th, 2007 06:17 pm (UTC)
Спасибо!
( 38 comments — Leave a comment )

Latest Month

November 2014
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Naoto Kishi